Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Зима (список заголовков)
15:27 

Хранители снегов

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
В замечательном КаленДаре есть дивный праздник - День обучения танцам пингвинов. К пингвинам я неравнодушна, как пользователь "пингвиньей" операционки и подниматель этого самого пингвина. В общем, что вышло...
Кроме того, я нежно люблю собственных героев, и снежный маг здесь появился из другой моей сказки.


В солнечный день, когда холодное море того самого непередаваемого сине-зеленого цвета, а льдины и снег сияют так, что больно глазам, община пингвинов наблюдала, как из воздуха буквально, будто вышагнул откуда-то, да и упал с порога, появился человек.

Выбравшийся из сугроба волшебник (был он неприлично молод для волшебника, но пингвины в волшебниках не разбирались) огляделся по сторонам, сказал хмуро:
— Вот уж действительно, никогда не знаешь, куда дверь откроется, особенно весной!
Отряхнул от снега неуместные в Антарктике длинные, туго подпоясанные бело-синие одеяния, расшитые замысловатым узором понизу. И замер, подняв голову, впитывая красоту сверкающих снегов, говорливого сине-зелёного моря, причудливых ледяных громад.

Пингвины потихоньку подобрались поближе, уставились любопытно. Человек совсем был не похож на тех людей, что они видели тут прежде. И холода ничуть не боялся, прямо как они сами.
читать

@темы: птицы, зима, КаленДарные сказки, сказки

18:40 

День ухода зимы, про Морру, Белую лошадь и Ледяную деву

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Предупреждение: все ниже - почти фантасмагория

Конец зимы, последний день, небо раздумывает, не снять ли ему лохматый серый туче-свитер, и всё бродит, бродит неприкаянная Морра, ставшая огромной. Морра питается стужей и замёрзшими несбывшимися мечтами, и немного — страхами, хоть это и невкусно (любой обитатель Муми-долины вам скажет, что булочки и кексы, которые печёт Муми-мама, куда вкуснее!) потому и вырастает к концу зимы. Внутри Морры холод, и она тщетно ищет тепла, приходя на свет чужих костров. Но огонь раз за разом умирает, пепел вмерзает в лёд, и печальная одинокая Морра, которую боятся все зверята, кроме Туу-тикки (но Туу-тикки не боится вообще ничего: она считает, что нет занятия глупее и всегда можно найти себе дело поинтереснее, например, слепить снежную лошадь или пойти порыбачить подо льдом, где можно сидеть на камушке и глядеть сквозь зеленоватый лёд, как сквозь цветное стекло и представлять, что лето уже пришло, приведя с собой весёлый зелёный шум) снова уходит в стылую зимнюю ночь, становясь ещё больше от холода, что растёт внутри.
Даже замёрзшие и несбывшиеся мечты не умирают насовсем, потому Морра всё ещё мечтает и верит, что однажды чей-то огонь не погаснет и согреет её. А иначе она станет размером с гору от выросшего внутри холода и чужих страхов. Туу-тикки жаль её, но она не зажигает костров. Она лепит для стужи лошадь, приглядывает за тем, кто живёт зимою в купальне, и угощает леденцами с корицей зимних драконов. А костёр, который не испугается и не погаснет от холода внутри, всякий может зажечь лишь сам. Морра не желает слушать ничего, она уходит в ночь, ворча сердито.

Снежные драконы свернулись клубками, превратились в сугробы, просели и потемнели - у них несчастный вид, их когда-то белые сияющие шкурки все в песке, а они ужасные чистюли. Туу-тикки вздыхает и думает, что снежные драконы ужасно похожи на драконов из сахара, а сахар тает только под дождём и не боится солнца. Может, удастся уговорить снежных драконов побыть на лето сахарными? Ведь куда интереснее - с драконами, чем жить, если у тебя вовсе нет ни одного.

Стуча копытами, уходит по льду моря Белая снежная лошадь, помахивая хвостом из метёлки, унося метель и лютую стужу с собой, и зеркальные глаза отражают свет звёзд, освещая ей путь. Где-то там, за горизонтом, где в небе бродит и поёт зеленопламенный Дракон Авроры, а белые медведи приглядывают за земной осью и играют с хвостатыми-лохматыми кометами, под лапами которых плавится лёд, на спине белой лошади будет кататься Ледяная дева (даже лютой стуже надо на ком-то кататься, верно?).
Лошадь и белые медведи не боятся девы, а она не может им навредить. Дева всегда огорчается, когда насмерть замерзает зверёк, которого она всего лишь погладила — ведь он был такой милый и пушистый, и у него был самый замечательный в мире хвостик…

Небо снимает туче-свитер и удивлённо глядится в море: оказывается, оно, небо, голубое! Море смеётся: его щекочут прыгающие по волнам солнечные котята.

Где-то там новая весенняя песня уже ждёт, когда за ней придёт Снусмумрик и сыграет её на губной гармошке.

Ночами чудится стук копыт Белой лошади. Но это весенняя капель.
А лошадь вернётся будущей зимой, Туу-тикки знает точно.

@темы: сказки, зима, КаленДарные сказки

21:08 

Поиски норы спящего лета

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
...За снежными горами, за льдисто-хрустальными лесами, что звенят тонко-нежно, за нехожеными тропами, там, где не бывал даже вечный бродяга Волчий бог, под заповедным холмом, где цветут чьи-то несбывшиеся сны и мечты, хранимое алмазными льдистоглазыми драконами Зимы, как величайшее сокровище, спит златокудрое Лето, вкусившее ледяных ягод снежевики, ягод забвения.

Спит Лето, укрывшись лебединым крылом, и снятся ему сны. В снах тех - неба синь и солнца рыжина, озорной ветер-мальчишка, что бродит средь луговых морей трав и цветов; в снах тех сквозь зеркала заповедных озёр прорастает одолень-трава и распускается в чаще лесов папоротника колдовской цвет; в снах тех - ладья юного месяца в небе, увитая цветами, и светлый Литы огонь, лесной принц-олень, что к осени королём станет; в снах тех - множество открытых троп-дорог туда, где и людей вовсе нет (одна из них через бурьян ведёт туда, где игрушечный самолёт, где воздушный змей оживут, где старый позабытый всеми корабль вновь крылья парусов обретёт - в Пространство Ненужных Людям Вещей). Спит Лето, и во снах его - солнечная жар-птица поутру крылья огненные расправляет, одуванчиковые полянки ластятся к ладоням котятами, небо рассыпает осколки свои незабудками и распускаются упавшие звёзды нарциссами, чайки оборачиваются златоглазыми людьми и реки шепчутся с городами, что на них стоят, бродит с подругой-кошкой рассеянный дождь в ивовом венке на зелёных кудрях, ручная совсем радуга машет пушистым разноцветным хвостом...

Ветер сверху воет Богом всех волков, поземку кружит - от чужих сон Лета хранит, а когда оно вздыхать начинает да ворочаться беспокойно, то - рано пробуждаться ото сна! - играет ветер на ледяной арфе замёрзшего водопада хрустальную мелодию, и ветви леса колдовского в такт тихонько звенят.
Бдят льдисто-алмазные драконы, что опутали заповедный холм хрустальными путами заклятий зимы. Воет печально ветер на свившуюся в небе клубком бледную драконицу луны.

Наступит пора - воспрянув ото сна, Лето расправит лебединые крыла, пройдёт рядом незримо, не пригибая цветов и трав, и светел станет от его улыбки мир.

Но пока снятся Лету тёплые летние сны - и наверху от того становится чуть теплее...

@темы: лето, зима, КаленДарные сказки

01:00 

Морозная Луна

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Время холодов, время ясной ледяной небесной сини и светло-хрустальных дней - по земле ступает Январь, старший из лордов королевы Зимы, лорд несбывшихся надежд - морозный туман одеяний, расшитый ледяными алмазами, строгий бледный лик, седая коса и сребристый древний лёд глаз.
Взошедшая Морозная Луна застенчиво кутается в белую вуаль Авроры, ледяная радуга ложится мостом через звёздную бездну небес.
В ледяном пламени января очистившись, заново рождается мир - чист, белоснежен, не знающий зла, и расправляет снежнопёрые крыла северный ветер.
Звенят хрустально колокольчики на поясе лорда Января, что хранит ключи от врат зимы, где спит древняя вечная стужа.
Ледяной цветок луны сияньем выявляет тени созданий, которых нет, бродит холод на скрипучих лапах, из сугробов светят чьи-то глаза: зимние долгие ночи - время, когда мир принадлежит не людям, тем, кто древнее их, иным существам.
В пору полной Морозной Луны, когда мир снова юн, ледяные твари могут бродить в ночи: ледяное пламя вместо тепла живой крови, прозрачно-льдисты тела, древний лёд равнодушных глаз...
Лишь страж порога, хранящий ключи, лорд Января, властен над ними.

Князь волков и снегов, что старше самой зимней королевы, помнит время Великой Зимы, когда лишь холод властвовал над Землёй, когда замерзали самые горячие сердца и леденели живые души.
Когда угас последний костёр, из пепла его надеждой расцвели рыже-алые георгины как знак того, что лёд не вечен и весна однажды наступит вновь, и горели, не угасая, пока снег не скрыл их.
Однажды весна вернулась, ведь в неё верили, помня о спящих подо льдом хрупких цветах, - и князь зимы отступил.

Поныне власть ледяного князя, владыки морозов и повелителя волков, - лишь месяц в году. Лорд Января, вечно юн и невообразимо древен, терпеливо ждёт - ему ли к лицу нетерпение? Зимняя королева - лишь ледяная фэйри, один из двух младших её лордов и вовсе был когда-то человеком, князь же, ныне носящий титул лорда Января, - ледяное пламя и северный ветер, колкий свет зимних звёзд и морозный туман, и блистающий алмазно снег, свитые воедино, принявшие когда-то это обличье.

Однажды огонь угаснет в живых душах и сердцах, и время лютой стужи придёт.
Распахнутся настежь ледяные врата, наступит вечная зима, сольются воедино начало и конец, и властвовать князю над миром, где витают одни снежные духи да бродят ледяные звери, не ведающие тепла.
Ждёт молчаливый князь.

Горят на перекрёстках ледяные костры, к которым приходят те, кому уж никуда не вернуться, и сгорают в вечном хрустальном пламени несбывшиеся надежды.
Седые от инея волки поют хвалу ясноликой княгине ледяного князя, полуночному солнцу в холодных небесах, которому навечно отданы волчьи души и сердца, и бродит сам князь снежным волком с ледяными глазами, трещат грозно морозы, хрупко-прозрачны деревья и прорастают на окнах снежные цветы.

Ледяным, чистым пламенем горит Ясная Луна нового мира, Луна января.

Прим:

@темы: луна, зима, Хранители года, цветочные легенды

01:23 

* * *

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Кот сидит напротив; в зелёных кошачьих глазах мерцаньем огоньков отсчитывается время.
С двенадцатым ударом часов кот, встрепенувшись, заговаривает человеческим голосом.
— Наконец-то, — говорит он, разворачивая полосатые крылья. — Здравствуй ещё раз, познакомимся заново, будто ты не знаешь меня уже столько лет. Я — Марс, ангел-кот, а эта ночь принадлежит и ангелам тоже, даже ангелам кошачьим.
— Хоть ты и крылья отрастил, всё одно кот, — бурчит пёс. — Ты не удивляйся, хозяйка, такая уж эта ночь, что ты слышишь нас.
— Пойдём, — зовёт ангел-кот, вспрыгнув на подоконник, за которым — ветви в снегу, и свет фонарей, и синяя мгла. — Ты ведь всегда хотела чуда! В небе уже зажглась та звезда, что указует путь желающим его найти и желающим обрести чудо. Пойдём!
Лохматый пёс Малыш вертится вокруг, взмахивая пышным хвостом так, что боишься — вот-вот отвалится:
— Пойдём-пойдём, на сей раз я согласен с котом, пусть за окном темно, в эту ночь я не боюсь темноты, и любого стужа-зверя, под лапами которого скрипит снег, а от дыхания — потрескивает воздух, покусаю за пятки, чтоб тебя не обижал.
Снаружи — рыжи фонари, за кругом света — ползут, изгибаются синеватые тени, танцуют, плетут два кружева ветви деревьев на ветру, вместо привычного снега мерцают рассыпанные кем-то алмазная крошка, и бриллианты, и серебро.
Свистят тихонько, будто свиристели, маленькие снежные ангелы, взмахивают крыльями, роняя надетые фонарями снежные шапки.

Маленький пёс проваливается в драгоценный сугроб — лишь уши и хвост-флаг торчат, кот же, распахнув крылья, важно шествует по снегу, не оставляя следов.
Один за другим гаснут рыжие фонари: свет — лишь помеха волшебству, а в темноте лучше видно звёзды. И — по взмаху полосатого крыла — падает тишина. Упав, встряхивается — с лохматой шкуры сыпется снег — обнимает мир мягкими лапами.

Пёс добывает из снега упавшие звёзды, приносит, кладёт у ног.
— Ступай осторожнее, — советует кот. — Звенят на поясе ключи и бродит вон там свита двуликого князя снегов и волков.
У ползущей тени — волчья голова.

Звёзды цветут и беззвучно поют, качается в небе месяц и мир раскрывает волшебные ангельские крыла, и, сотканная кем-то из света луны и звёзд, ложится поверх снега тропа, змеясь меж сплётших ветви аркою лохматых от снега елей.
— Для каждого — своя тропа, — говорит кот Марс, удерживая край выгибающей спинку, норовящей удрать тропы когтями.
Пёс щёлкает зубами, отгоняя ползущие тени, первым вспрыгивает на тропу — успеть бы до утра.
В небе путь указует звезда.
Если успеть, пока горит звезда, дойти туда, где за снежной завесой тает горизонт, где — незамерзающие гавани и снежные корабли облаками в небесах, то обретёшь давно потерянное и позабытое, о чём мечтаешь лишь в волшебную ночь.
Сугробы под тропой — добродушные ленивые звери, мех мерцает искрами, а пёс, в чью белоснежную гриву тоже вплелись алмазные искорки, на всякий случай рычит.
Бок о бок ступает крылатый кот.

Но горизонт всё так же далёк, и вот уже тихо гаснет звезда, что взойдёт через год, и звери-сугробы подставляют спины, чтоб мягко было упасть: исчезает моя тропа.
Уходящая ночь треплет пса по ушам, кота за ушами.
Пёс заглядывает в глаза и грустно вздыхает, метёт снег хвостом:
— Не грусти, если б можно было добыть чудо, я бы принёс его тебе, хочешь, найду для тебя не погасшую падучую звезду, чтоб желание сбылось?..
Кот поднимает крыло, подпихивает лапой — крохотный пушистый светлый огонёк чуда качается на неокрепших лапках.
— Это ночь волшебства, а я ведь всё-таки ангел, — говорит кот, — пусть крылья мои полосаты, и малы мои чудеса.
Гаснут одна за другой звёзды в светлеющих небесах, ворочаются, засыпая, звери-сугробы и уползают, затаясь, синие тени.
В глазах кота зелёными огоньками отсчитывается время.

И лишь когда лохматый пёс и бело-пятнистый кот развеиваются предутренним сном, вспоминаю, что нет их рядом давно.

...Видишь, там, в ночи, взошла Звезда, и бежит за горизонт сплетённая из света звёзд и позабытых снов тропа?..

@темы: странные рассказки, собаки, сказки, кошки, дети Мау, зима

02:02 

* * *

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Чёрный янтарь рассыпается осколками, стынет вода, мир обретает прозрачность стекла. Хрусталь и серебро, хрупка замерзшая явь, за морозным туманом таится навь. Деревья застыли в неведомом, ледяные листья ложатся на снег, ветви звенят.
Спускается с небес змей, что зовётся Змееносцем у людей, змей зелен, пернат и крылат. Окружён сияньем ледяного пламени в небесах, плывет вечно в гавань корабль-луна, мост звёздный, стылая чёрная вода.
Снежный владыка дарует озябшим деревьям белые сны, король всё ищет того, за кого отдал бы целый мир, и пламя льдистое, и надежду весны.
Печальны звёздные очи тёмно-синего льда - быть может, король не желал венца никогда...
Мир — храм снежный, на куполе — звёзды, стражами ели, горит священное пламя, нерушимо царит тишина. Светлое пламя — далеко и в двух шагах — маяк для тех, кому некуда вернуться, кто навек потерян во снах.
Духи танцуют меж времени, льда и снегов, змей пернатый игриво вьётся, тихий шаг короля не оставляет следов. На тропе впереди мерцает взглядом белый то ли лис, то ли волк — и вихрь снежный кружится у ног.
Ступает неслышно, стужу несёт зверь снегов, печаль короля осыпается инеем, горит в ночи хрустальное Йольское пламя — конец и начало всего. Мост звёздный цветами распускается в ледяной выси, чудь снежная бродит и духи танцуют, страх и надежда об руку идут в зимней ночи.

Солнце наутро родится из тьмы, а значит, мир снова дождётся весны.

...Где-то высится замок покинутый — устремлён в небеса ледяной клинок.
Король ледяной идёт сквозь снега и года, навечно одинок.


@темы: зима, мелодии иных миров, снежный король, странные рассказки

00:18 

Кот родом из Йоля

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Бета: Хикари-сан
Краткое содержание: каким мог вырасти чёрный котёнок, родившийся в ночь Йоля?

Кот родился в канун Йоля — а когда это было, он и сам давным-давно запамятовал. Говорят, люди, родившиеся в канун Йоля обладают необычными способностями... впрочем, счастья им то не приносит — прочие их боятся и сторонятся. Каким же мог стать чёрный кот — кошки и без того издавна ходят по грани меж двух миров, — родившийся, когда врата меж миром людей и миром духов распахнулись, а в лесу проснулись и запели, завлекая неосторожных, зимние духи, что спят всё остальное время? Котенок удался необычайно крупным и, догнав размерами дворовую собаку, всё ещё продолжал расти. Испуганные люди заподозрили котенка в демонической природе и попытались убить — и он ушел, подрав натравленного пса. Кот родом из Йоля не может пропасть в самую лютую стужу и злую метель, но все коты, даже чудовищные, каким становился этот, предпочитают тепло и уют. Гулять же самому по себе можно в погоду тёплую и исключительно на полный желудок, особенно когда по возвращении ждет зажженный очаг. Кот прибился к чете великанов, живших в горах и спускающихся, чтобы добавить к козлятине неосторожного человека. Молоком старуха-великанша Грила Кота угощала, у очага греться позволяла, но отчего-то считалось, что пропитание он должен добывать себе сам. Если ты — чудовищный громадный кот, то мышами и птичками не наешься, и Кот несколько раз таскал добычу у супруга великанши Леппалуди, за что и был бит. Грила и без того с трудом выпихивала лентяя-мужа на охоту. Дождавшись прихода тепла, Кот отомстил истинно кошачьим способом, попортив великану меховые сапоги, и ушёл. Горные козлы были слишком шустры, а Кот не был снежным барсом, чтобы прыгать за ними по скалам, — хоть и родня, да дальняя; пришлось спуститься на равнины. Кот мнил себя вольным и умелым охотником; но с приходом зимы и наступлением морозов вся дичь попряталась, а ему вновь пришлось искать себе убежище. Всё же он был живым и тёплым, рождённым, какой бывает не всякая нечисть, и от холода предпочитал укрыться. Возвращаться к Гриле и Леппалуди не хотелось. Сунулся было в тёплую пещеру, но разбуженный горный тролль оказался недружелюбен спросонья, а связываться с ним Кот, вымахавший до размеров телёнка, всё же не решился. Самой лёгкой добычей были люди — они медлительны и слабы, а железа и серебра Кот не боялся. Охота была удачной, и люди стали бояться выходить во двор.
читать дальше

@темы: Хранители года, сказки, кошки, дети Мау, зима

01:16 

Снежная Луна

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Снежная Луна глядит сквозь завесу метели.
Беснуются вьюжные крылатые кони, чуя мороз, Лорды-рыцари снежные, морозные пускаются в путь.
Метель укутает мир - то скачут мимо вьюжные кони лордов зимы.
Кони, промчавшись, взовьются в небо, обернувшись птицами - лишь снежные перья кружатся. Из-за хмурых туч на миг выглянут звёзды: звёздный всадник на драконоглавом коне-всполохе, коне-сиянии едет по ледяному небу - и стражу ему нести до скончанья веков.

Мир - храм снежный, чист и свят; в такую пору творится волшебство. Бродят по снегам звери волшебные - льдистая шкура, снежные крылья, горит зеленое пламя в глазах.
Падают звёзды, плавя снег; из них родятся зимние драконы - звёздные сердца и броня изо льда.
За метелью - клубятся серебристые облака: то вдали сотканный из снега волшебный город поднимается к небесам: на стенах - звери-стражи, хрустально-льдистые башенки, из снега мостовые и снежные дома, ледяные сады, на главной площади - зеленопламенный фонтан. К городу через безвременье ведёт единственный мост, меж двумя Лунами, Путей и Снегов, сплетён из света. У башен привязаны снежные, льдистые крылатые корабли.

Некогда они были рождены снежными птицами, а потому крылаты и летучи, их причалы - самые высокие башни Города. Корабли те никогда не опускаются наземь, они из тех времен, когда птицы вовсе не садились на землю.

Вот-вот снежная завеса метели расступится на миг, покажет звёздной гавани серебро, зимние корабли, и вспыхнет ледяной многоцветный маяк.
Горит зимнее, ледяное пламя для тех, кому некуда больше вернуться, обращает души хрусталём. Хрусталь тонко звенит.
От края мира, от начала веков ледяные Лорды королевы Зимы глядят на нас.
Горит холодная Луна Долгих Ночей в небесах - пора-меж-временами, пора волшебства.

Гуляет по снегам то, что было никогда.
Уходят снежные корабли в позабытые места.


@темы: сказки, мелодии иных миров, луна, зима

20:02 

Зимний сон

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

На краю сна небо так близко, и звёзды цветут - быль то иль небыль? Авроры зеленопламенный дракон бродит по небу, песнью манит слабые сердца...
Ступают души на звездный мост, что в синюю блистающую высь ведёт, а внизу омут ждет не обрётших крыла. Звёздный водоворот, ледяная вода - и забудешь себя навсегда. Снег укроет прошлое полотном серебра.
Ветер поет флейтой ледяного хрусталя - так легко зимой заблудиться меж тумана несбывшихся миров. Быть может, ночь зовет именно тебя?.. Воют псы Охоты, освободившись от оков.
Бродят тени - покой их нарушен, по снегу синему скользят.
Льдистое пламя морозит живую душу, горит венец на лбу снежного короля.
Глаза короля - синь ночи, колдовство - забвение, доспехи - изморозь серебра.
Птица белая в небе над скалами распахнёт крыла.
Разобьется ледяной клинок о цветок души, хрупок меж вечного снега.
Дракон Авроры с песней ступает по небу.
Воссияет звёздный мост навстречу.
Крылатый цвет - вечен.


@темы: снежный король, мелодии иных миров, зима, странные рассказки

URL
11:57 

Зимние драконы

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Драконы любят сокровища, и все сокровища зимы — для детей ее, снежных драконов: серебро инея, бриллианты застывших капель воды и жемчужная кисея морозных туманов, червонное золото оперения сонной жар-птицы в небе поутру, алмазы искрящихся снегов на земле — и звёзд в ночном небе.

Драконы вьются поземкой, взвиваются снежными вихрями — играют, любят друг друга… живут. И, когда вдруг средь зимы — тепло, снег валит крупными хлопьями — это снежные драконы высоко в лохматых серых тучах играют свадьбы.
Ночами скользят по снегу синеватые тени, нежданно мерцают в бледном свете морозной луны - недреманные драконы перебирают свои сокровища - льдистые крохотные алмазы и бриллианты; сокровища тихонько поют, отзываясь на магию снежных драконов, едва приметно дрожит в морозные ночи воздух от музыки по ту сторону слуха, и ничего дороже этой неслышимой мелодии для детей зимы нет.

Если бы один из снежных драконов замер вдруг на месте — что с ними бывает редко, ведь летать с ветром и гнать снег куда интереснее, — можно было бы разглядеть сверкающую алмазную броню чешуи, серебристый узор на которой неповторим, изящен и причудлив, как узор инея на стеклах, бледные топазы глаз, усеянные крошкой хрусталя длинные усы
Ожившие драгоценности зимы, дети льда и хрусталя, с алмазной чешуей и драгоценными камнями сердец.

@темы: сказки, зима, ...прозваньем - дракон

15:08 

Сказка в подарок

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Поскольку месяц уже мой компьютер в перманентном состоянии ремонта, то еще две сказки - для Манулская и Правнук Ворона, нахально потертые при переустановке, остаются за мной - до следующего воскресенья.

1. Эмберли, живность заповедника, ключ "арбузы, солнце, лето, море"
Полосатые, как арбузы

2. Dragon and Princess, "сказку про мудрых и величественных драконов"
Хранители Древа

3. киса в свитере, единороги, ключ "лунная ночь"
Единороги, которых нет

@темы: кошки, дети Мау, зима, заповедник чепушинок, дети, ...прозваньем - дракон

13:22 

Канун Йоля и лорд Зимы

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

В канун Йоля, в Ночь Матерей, к лорду Декабря возвращается память. Человеческая память, спящая в глубине сознания, туманные образы, не слишком важные лорду Зимы, но причиняющие боль Каю. И отчего-то колет сердце...
Успокоить его может королева, но Королева Зима сейчас - во главе зимней Охоты на своём снежном олене. Охота мчится по небу и земле, проносится по заснеженным улицам, мимо обледеневших окон, в иные из которых со страхом и тайным восторгом на войско зимы глядят детские лица - когда-то так глядел и мальчик Кай...
Охота собирает детские души - рано умерших, замёрзших или не нужных никому детей. Дети займут своё место в свите Королевы - и когда-нибудь она отпустит их, позволит идти дальше, и дети родятся вновь - уже там, где их будут любить. Королева благосклонно относится к детям (и наказывает тех, кто с ними зол или жесток) - их души чисты и светлы, они хрустально звенят, будто обледеневшие веточки на ветру, отражают солнечный свет. Когда-то так же Королева приняла в свиту мальчика Кая, позабывшего, что в канун Йоля не стоит разговаривать с незнакомцами. Заговоришь с Охотой, пересечёшь путь - и вот ты уже принадлежишь ей...

читать дальше

@темы: кошки, дети Мау, зима, Хранители года, сказки

16:13 

Лорд Кай

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
"Снежная королева" принадлежит Г.Х. Андерсену, стихотворная строка - Ф.Г. Лорке


В таверне «Перекрёсток» — той самой, что не существует на перекрёстках межмировых троп, но могла бы существовать — где-то и нигде — собираются лишь те, кто могут попасть туда. В место, которое лишь может быть. Те, кого нет, кто и сам — лишь вероятность.
Герои книг, выдуманные друзья, хранители троп между мирами; изредка молчаливыми призраками маячат в углу авторы, написавшие кого-то из присутствующих здесь... И Лорды и Леди четырёх времён года, трёх королев и вечно юной царевны порой собираются здесь, в таверне. Может быть, не слишком сообразно статусу, но в обычном мире им не столкнуться.
читать дальше

@темы: сказки, зима, Хранители года

02:05 

Доступ к записи ограничен

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:47 

Кайлэх

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Прим: Кайлэх

Когда за окном холода, когда приходят трескучие морозы, когда ложится кружево инея на стекло - то наступает власть Кайлэх, укутавшей мир снежным покрывалом, оградившей льдом и ветрами.
Зиме не нужна вера людей, она придет незваной.
Сварлива старая Кайлэх, не осмеливаются противиться ей вольные ветра, свирепы ее снежные звери.
Скачет снежный олень с ледяными глазами, неся свою всадницу по снежным пустошам и лунным тропам, поют волки тоскливые хвалы своему бледному солнцу.
Кайлэх усмирила реки ледяными оковами, украсила ветви бахромой из снежной пряжи, вплела иней в туманы, рассыпала алмазную крошку горстями.
Не знает пощады Кайлэх, ледяными осколками разбиваются надежды под копытами снежного оленя, разносятся осколки по свету холодными ветрами. Нет ни прошлого, ни будущего - зима замела все пути, замер сонный мир до весны.
Бродят в морозной ночи хищные тени снежных зверей, тоскливо воют ветрами и скребутся в окно, неся с собой холод.
...Светло-хрустальны короткие дни, с неба тихо падают снежные цветы и застыли деревья, объятые белым пламенем зимних костров.
Зима еще молода, и велика власть Кайлэх, что ткет узоры из снежной вьюги и вплетает в тьму морозной ночи сиянье луны и звезд.

@темы: зима, божества, сказки

02:59 

О драконе и дриаде

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Название: Непутёвая дриада и дракон
Описание: на заявку
Дракон/нимфа: “Ну растопи для меня эту груду льда – я хочу, чтобы тут бежал ручеек!” Растопить его ледяное сердце.

Среди сугробов на лесной поляне вольготно разлёгся дракон. Он уже накупался в снегу, отчистил до блеска воронёную чешую и сейчас просто наслаждался хрупким морозным воздухом. Внутренний огонь превосходно защищал от зимнего холода.
- Привет, - сказал девичий голосок.
Дракон чуть повернул голову – рядом стояла дриада, зябко кутающаяся в зелёный – помешаны они что ли, на этом зелёном цвете! – плащ.
читать дальше

@темы: сказки, зима, ...прозваньем - дракон

02:51 

Снежный король

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Всюду огни, музыка, смех. Снежный король ступает сквозь толпу, и люди, не замечая его, отчего-то вздрагивают, плотнее запахивая одежды, расступаются пред ним.
Снежный король — ледяной венец на челе, холодное серебро звёзд в глазах, снежный шёлк волос, ниспадающий с плеч плащ, опушённый мохнатым инеем, — ступает легко и величаво, окутанный холодом стылой зимней ночи, и позёмка заметает его следы. Королю — застывшая красота вечного льда и отблеск огней Авроры* на одеждах — не по нраву шумное веселье, яркие вспышки, ему мило безмолвное величие бескрайних снежных равнин, ослепительно горящих под солнцем и таинственно мерцающих рассыпанными драгоценностями в лунном свете долгих ночей.
читать дальше


@темы: сказки, осколки цветных витражей, зима, снежный король

Осколки цветных витражей

главная