• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: хранители года (список заголовков)
20:13 

lock Доступ к записи ограничен

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:20 

Ночь Охотника

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
На самом деле, тут смесь моих "Хранителей года" с циклом о временах года другого автора. Писалось некогда с его разрешения и ему же в подарок.

Примечание: еще одна самайнская сказка, смешение разных легенд о Дикой Охоте

В канун Самайна истончаются грани между мирами, призрачной становится сама реальность, тени бродят средь живых, а средь живых ходят те, чьи души мертвы, - законная добыча Дикого Охотника.
читать

@темы: сказки, призрачные грани, Хранители года, Дикая Охота

20:21 

Проводи моих птиц

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
— Проводи моих птиц, — просит в последний день своей власти Август.

Щедро рассыпает звёзды (распускаются поздние астры), оставив лишь одну, самую крохотную; бьётся слабый огонёк в когтистой ладони — звёздный птенец, что когда-то может вырасти звёздной птицей-драконом.

Вокруг огненно-рыжего лиса тихо падают листья. Его день — лишь завтра, а потому — лисий облик. Впрочем, даже если он выглядит человеком (рыжий кудрявый хвост и лукавая улыбка), то у тени всё равно лисьи уши.

Звёздными тропами летают птицы и драконы, лисицы же летать не умеют. Наверное, к счастью, иначе от них вовсе спасу бы не было. Но указать путь, как мог бы Август-дракон, лорд Сентября не может, осенью тропы сами решают, куда вести.

— Проводи моих птиц.
В зелёных лисьих — самых честных в мире! — глазах вспыхивают золотистые огоньки, отмеряя оставшиеся до осени часы.

Лорд с солнечным взглядом вновь оборачивается драконом, с тихим шорохом рассыпается алыми кленовыми листьями плащ, падают наземь живые рубины резного рябинового венца.
Листья драконьей чешуёй ложатся на тропинки, шуршат под босыми ногами королевы Лета, что, грея озябшие руки в гриве золотого дракона, уходит прочь, затонувшим золотом, сокровищем драконьим, сияют в озёрах и ручьях. Собраны осколки разноцветных летних дней — цветные витражи, нанизаны бусины: бусина-воспоминание, бусина-тихий смех, бусина — щебет птиц в листве, бусина — кружащий голову аромат трав и цветов — на нити, свитые из мечты, на руках маленькой королевы — новые браслеты. Сами собой катятся впереди королевы и её дракона маленькие светлые пушистые клубочки — сплетённая радость.
Воздух чуть дрожит от неслышной песни, бродящей одиноко меж дерев — оставленная песнь дракона укажет птицам путь.

Лис танцует на поляне, разжигая пламя осени, и листья вспыхивают, кружатся вместе с ним. И открываются все пути, что были заперты, земные и небесные, а те, что были, могут привести в никуда. Не верь осенью обманчивым, лукавым, будто Лис, дорогам, будь осторожней с дверями: дверью может стать арка из ветвей деревьев, янтарная картина, проход меж рыжеголовыми фонарными столбами, шагнёшь — и уж не вернёшься никогда.
Лишь одна дверь закрыта до нового поворота Колеса — в Лето.
Сентябрь открывает двери — и на белом единороге с гривой и хвостом лёгкими, пушистыми и серебристыми, будто туман в сумерках, со свитою проезжает Осень. Пред ней единственной склоняет голову лорд, что из вольнолюбивых гордых лис. Под копытами единорога (горит янтарём витой рог во лбу, указуя свите в тумане путь) палая листва обращается золотом, рассыпается иней крошками алмазов. Вспыхивают, расцветают пламенно клёны, разгораются осенние огни фэйри в тумане перекрёстков, указуя пути.
Первый рыцарь Осени подаёт руку королеве, приглашая на танец, пролит рябиновый сок, земля помнит фэйри, кутающиеся в туманы холмы звенят серебряно-прозрачными голосами.

— Проводи моих птиц... — шепчет ветер, качая ветви деревьев, где путаются упавшие звёзды.

Просьба высказана трижды, теперь это — род заклятья, и Лис не смог бы отказать, даже если б хотел.
Лорд Сентября, сплетя лисью магию с музыкой, песней драконьей души, открывает нужные тропы, расставляет звёздные маяки, провожает птиц в тёплые края, чтобы они вернулись вновь. Всегда возвращается тот, кого ждут, а вместе с птицами вернётся Лето.
Ушёл стороживший яблоки дракон, ныне чаша бессмертья — того, кто сумеет испить её*.

Издалека - вой сбивающихся в стаи псов.
Мелькнёт в тумане рыжий хвост по чью-то судьбу. Ищите лису - пришла осень.


Прим.:

@темы: осень, лисы, лето, Хранители года, ...прозваньем - дракон

10:31 

Печаль королевы Лета

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Печалится маленькая королева, хмурится, отражая её печаль, лето, льёт дожди, гнёт ветрами деревья, бьёт молниями уходящих гроз — гнутся, ломаются старые ивы на речном берегу. Не радуют вечно юную королеву мёд луговых цветов и лунное молоко, дар леди Июля, не радует пение неунывающих птиц. Не радуют звёздные сны и тёплые воспоминания-грёзы, собранные близнецами, лордом и леди Июня. Плачет небо, когда плачет маленькая королева.

Август — предтеча осени, и осенне-янтарно солнце ранним утром, и дышит осенью ветер, и вместе с ягодами и плодами зреют на деревьях мечты.
Лорд Августа предпочитает драконий облик; на сером мокром асфальте поутру — жёлтые кленовые листья следами драконьих лап. Льётся с небес звёздный дождь, зреют яблоки в садах, воздух там густ и душист от яблочного духа. Август дружит с яблочным ангелом, а потому в канун прихода осени его угощают яблочным пирогом. Самым лучшим в мире, как и то волшебное варенье, где каждый ломтик яблока — будто розовый или золотой лепесток, а вместо сахара там — весь мёд солнечных и жарких июльских дней.
Но и принесённый пирог не может заставить улыбнуться Лето.

У маленькой рыжекудрой королевы — старший брат, которого она любит больше всех на свете. А он — не подойдёт, не взглянет даже издали, не усадит на колени, балуя, как когда-то, когда были они оба много младше, когда были лишь они вдвоём, не сотворит из снега птиц и бабочек — из всполохов огней Авроры, не сыграет на флейте ледяного хрусталя…
Печалится Лето — разлюбил её брат, будто правда сказка людей о волшебном разбившемся зеркале, из-за которого всё, что любишь, кажется чужим, и льдом от холода становится сердце.

Дракон Август любит свою королеву, пора августа — не сожаления о минувшем безвозвратно, но тихая, мечтательная грусть. Ночами бродят мечтательно по лугам чьи-то лохматые большеглазые сны, ничего не замечают вокруг, спотыкаются об упавшие звёзды, а звёзды, оставшиеся в вышине, поют.
— Не печалься, маленькая королева. Смотри: этот звёздный дождь — для тебя. Хочешь, я положу к твоим ногам все звёзды?
— Одна из звёзд — твоё сердце, мой Август, — молвила королева Лето, огладив ладонью алую драконью гриву — дракон прижмурился довольно, будто кот. — Я не трону звёзд: пока есть звёзды, будут жить драконы.
— Хочешь, я выращу одуванчики, чтобы ты улыбалась вновь, маленькая королева?
— Вечером одуванчики смыкают лепестки, мой Август, даже если это вечер лета.
Дракон, ничего на это не отвечая, разлёгся на поникшей травке, ловя редкие солнечные лучи, проникающие сквозь хмурые тучи. И день собирал, оглядев сперва свои владения, владения лорда одной из граней — меж летом и осенью, и два, и три. До тех пор, пока чешуя не налилась солнечным жаром, сияя даже в темноте. Тогда Август, покрепче вонзив когти в землю, встряхнулся, будто после купания — дыбом встала каждая чешуйка — роняя на землю солнечные искорки, и задрожал воздух от беззвучной песни драконьей души. И там, где искорка падала, расцветал маленький, чуточку взъерошенный — не их сейчас время! — одуванчик.
Неслышно ступая босыми ногами, пришла Лето на неслышный зов своего дракона, ахнула, увидев золотистую, будто в мае, маленькую полянку.
Одуванчики взъерошились, собираясь в клубок, маленький Одуванчиковый котёнок мяукнул и боднул головой подставленную ладонь.
А чешуйки дракона Августа потускнели, растеряв слепящее злато.
Зато улыбается маленькая босоногая королева.
Август — не вечер, август — звёздное сердце лета.

У королевы Лета брат — владыка вечной зимы.
Лик его строгий сковали холода, седа коса, глаза — морозная синь, одежды белого серебра, жезл из хрусталя.
Синь летних небес против синевы старого льда.
Ныне тот, кто был задолго до Королевы Зимы, носит прозванье лорда Января...

@темы: ...прозваньем - дракон, Хранители года, лето, сказки

15:05 

Леди Гроз

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
У меня нет пока сети, но я все же вернусь :)

Дурманит лето запахом меда, и платье леди Июля сейчас сияет мягким златом, как цветущие луга, лишь по подолу нежный сиреневый узор - колокольчики, мышиный горошек, иван-чай. Золото колышется на ветру, волнами идет, звенят золотые пчёлки, оборачиваются пояском на платье леди лугов; на полянках средь трав под резными листьями покачиваются ягоды клубники - нет их слаще и душистее.
Но ночами лорд Дикой Охоты, лорд Октября со сворою травит цветущие луга и поля, ломает кусты, распугивает птиц в перелесках, сонных ящериц и мышей - то ли ловит заблудшие души не в свою пору, то ли гоняет лукавого огнехвостого Лиса с зелёными глазами лорда Сентября. Поднимаются туманы от рек и озёр, холодают ночи - лорд Осени скачет по лугам и полям. Осенью Охота подымется в небо, но пока что её дороги - лишь земные, земля не отпускает от себя.
Гневается леди Июля - вытопчут травы и грибы в перелесках, потравят луга, распугают зверюшек и птиц (уже ушли единороги, что гуляли по тропинкам лунного серебра, и скрылись человеколикие олени - многие из них были людскими душами когда-то, а лорд Октября - их ловец, и Олень - вечная жертва осенних охотничьих ночей), не соберут пчёлы мёда, не запасут на долгую зиму летних снов! - вспоминает, что луна её - Луна Гроз, и тогда золото луны - отражение золота земных лугов - затягивается низкими хмурыми тучами. Приходит гроза, кружит долго на одном месте, молнии бьют в землю, раскалывают одинокие деревья, но не уходит осенний холод ночей: огнехвостому ли Лису бояться огня, пускай и небесного? Лорд-охотник же ездит на коне, что сам пышет жаром - лорд и леди Июня (Октябрь ворчит, что близнецы портят ему собак и коня - адские звери ластятся к ши-близнецам и кротки с ними, будто ягнята) подозревают, что конь тот в родстве дальнем с драконами, - и горят угольями глаза его гончих. Не пугает гроза охотника.
Гневается леди Июля, приходит вновь гроза, но молнии никак не попадут в цель.
Только дождь промочит травы, не даст им загореться от огненного хвоста Лиса. Лис путает следы, петляет, а лапы Лису оплетает мышиный горошек, вокруг шеи обвивается нежный вьюнок - только разве удержишь огонь в лисьем обличье? Особенно если позади - Охотник со сворою гончих Аннуна...
Наутро обнаружит леди Июля в резных листьях горшочек душистого варенья из дикой клубники.
Если есть яблочный ангел, быть может, есть и земляничный, что хранит клубнику и землянику, варя самое вкусное в мире варенье из спелых ягод и готовя для гостей чай из ягодных хвостиков?
Или то постарался Осенний Лис - может, шутит он удачно не всегда (а лорд Октября шуток не понимает вовсе!), но всегда галантен с леди, и это - извинение от него.
Не в духе нынче леди Июля - потому приходят дожди и грозы, что хороши разве грибам. Пахнут мёдом прохладные, сырые ночи (зимою согреют сердце собранные леди Июля сны, полные солнечного света, мёдом льющегося с небес, пения птиц, стрекота кузнечиков и звона зрелых луговых трав на ветру), днями лохматые гневные тучи то и дело затягивают солнце.
Волнами ходят золотые, вобравшие свет солнца, медовые луга, а вдали белеет расколотая молнией обугленная старая ива.

@темы: сказки, лисы, лето, Хранители года

18:48 

Две разделённые звезды

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Описание: о хранителях июня


Каждый год, как приходит лето, с наступлением утра его, июня, Тай слышит зов и теряет покой. Звенит, бьётся в крови зов в такт неслышному пению звёзд, которых не видно за сиянием городских огней (мерещится, там, в ночном небе, две звезды сияют рядом, неразлучны), колокольчиком — отзвук смеха, кивают головками цветы и странно смотрят птицы, присаживаясь на ветвь, деревья многозначительно шепчутся на ветру, словно знают о Тае что-то такое, чего не знает он сам.
Тай не может толком ни есть, ни спать, бродит по городу, меж домов, будто средь деревьев, касается рукою стен, но под ладонью — мёртвый бетон, не живое тепло. Пересекает шумное шоссе, не замечая машин и чудом снова не угодив под колёса — не помня себя, растерянный, чужой, одинок средь людей, не знающий, что ищет и найдет ли когда-нибудь.
читать

@темы: сказки, лето, Хранители года

16:38 

Леди Апреля и Птичья Луна

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Леди Апрель, одна из белых дев, распускает корону белых кос — косы окунаются в ручьи, ручьи журчат, разбегаются повсюду разведчиками реки.
На узорном поясе у Эо, леди Апрель — ключи ото всех бродячих дверей, каких множество весною — зелёных, коричневых, алых, пёстро-полосатых; говорят, средь них можно найти свою, и она необязательно должна быть зелёной.
Следом за Эо летят певчие птицы, гомонят, спорят меж собой, ступает вброд по сырой земле лошадка-весна с гривой из нагих ветвей и веточек. В расплётшихся волосах Эо — гибкие веточки вербы, за гриву лошадки цепляются, едут на спине, возятся крохотные серебристо-пушистые вербокотята, под шагами лошадки и леди прорастает трава.

Где-то в далёкой академии кошачьих наук Тень кота поёт серенады старой вербе, и та распускается пушистыми серёжками-котиками.

Ивы, обмакнув ветви в ручьи, свивают струи и плетут ветер — весеннее колдовство.
Тропинки и дороги, слегка обезумев после долгой зимы, мечутся беспорядочно, путаются в невообразимые клубки — и сам лорд-лис Сентябрь затруднился бы распутать, хоть осенние знают о дорогах и тропах почти всё. Но лорд осени прокладывает пути, а леди Апреля лишь открывает те, что уже есть.
Эо терпеливо разматывает клубки (лошадка придавливает непослушный конец — или начало — клубка, чтоб не путалось дальше, меланхолично жуёт край серебристой накидки на плечах хозяйки), гладит строптивые тропинки по выгнутым спинкам, а дорогам поёт — и те наконец успокаиваются, хотя всё равно ведут не туда, куда вроде бы должны, а куда им вздумается. Всё, что получается у Эо — хотя бы заставить их приводить туда, где идущему по ним нужно на самом деле оказаться — в конце концов, это даже важнее, ведь тропинки и дороги порой знают о том куда лучше людей.

От песни Эо распускаются белыми цветами веточки в гриве лошадки, звонче поют птицы, ловя и привязывая к ветвям деревьев солнечные лучи.

Непокорные, строптивые бродячие двери озоруют, норовят потерять прошедших в них людей — каждую отлови, укори, проверь, звякнув ключами, которые Эо даже поворачивать не нужно — лишь встряхнуть всей связкой, и дверь отопрётся сама.
Лошадка встряхивает распустившейся, расцветшей гривой, становится на дыбы с негодующим ржанием — озорные котята тянут, путают веточки, осыпают цветы, играют в прятки.
Эо успокаивает лошадку, гладит по шее и кормит сахаром, выпутывает серебристых котят. Лошадка вздыхает по-человечески, утыкается лбом в плечо.

Плывут по ручьям сделанные детьми кораблики — одни из коры, другие из газет, и Эо поёт, помогая ручьям добраться до рек. Там сумевшие доплыть кораблики вырастут в лодки, а сумеют добраться до моря — вырастут в корабли. Погибнув или устав — в пору Птичьей Луны обернутся птицами.

Сияет и поёт тихонько весенняя Луна Птиц, уставшие ржавые корабли распахивают крылья, парят в серебристых лучах призрачные лунные дивоптицы, и расцветают из упавших перьев и ноток песен первые цветы.
Все растёт под Луной Пашен, прорастают сквозь города дикие, буйные леса, чтобы с рассветом вновь прикинуться высокими зданиями, просыпаясь, потягиваются драконы и непредставимые звери, что дома, карусели, горки, батуты днём, средь людей и для них.

Леди Апрель шествует по траве, ковром устилающей землю для неё, вброд бредёт весенняя лошадка с гривой из белых цветов и бегут по пятам озорные крохотные вербокотята.

Зевнув, разворачивает клубок небесная лунная драконица. Всё ж и она птица — звёздная.

@темы: луна, кошки, дети Мау, весна, Хранители года, сказки

03:49 

Госпожа Марта

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Старый город звенит капелью, вздыхает порывами ветра, мечтая о лете, которое согреет и просушит стены домов. Крыши звенят, блестя влагой на солнце, встряхиваются, сбрасывая надоевший снег.
Отчего-то принято считать, что воплощения месяцев — исключительно мужские. Марта только улыбается: она-то знает правду, а прочим — ни к чему.

Марта танцует с ветрами, сплетает их в мосты, водит дружбу с котами.
Как-то пару столетий проходила с кошачьими ушками — один колдун проклял в сердцах, вот морока была! Хотя правда была иной — пушистые серые ушки ей нравились, потому и не торопилась проклятие снимать…

— Если б я не знал наверняка, что ты моя сестра, то решил бы, что тебя подменили кошки в детстве, — говорит лорд Февраль, господин ледяных ветров, и зимние духи молчат почтительно, вихрь послушно свивается у ног.
Марта, своего брата сестра, только смеётся звонко: и в её крови, крови госпожи весеннего месяца, есть зимнее серебро!

А кошки... как ветер, кошки вольны, свобода у них внутри — и Марту свобода с ними роднит.
Кроме тех котов, что первой жизнью живут, есть те, кто ушёл дальше — ветрокоты и солнцекоты. читать дальше

@темы: кошки, дети Мау, весна, Хранители года, сказки

01:00 

Морозная Луна

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Время холодов, время ясной ледяной небесной сини и светло-хрустальных дней - по земле ступает Январь, старший из лордов королевы Зимы, лорд несбывшихся надежд - морозный туман одеяний, расшитый ледяными алмазами, строгий бледный лик, седая коса и сребристый древний лёд глаз.
Взошедшая Морозная Луна застенчиво кутается в белую вуаль Авроры, ледяная радуга ложится мостом через звёздную бездну небес.
В ледяном пламени января очистившись, заново рождается мир - чист, белоснежен, не знающий зла, и расправляет снежнопёрые крыла северный ветер.
Звенят хрустально колокольчики на поясе лорда Января, что хранит ключи от врат зимы, где спит древняя вечная стужа.
Ледяной цветок луны сияньем выявляет тени созданий, которых нет, бродит холод на скрипучих лапах, из сугробов светят чьи-то глаза: зимние долгие ночи - время, когда мир принадлежит не людям, тем, кто древнее их, иным существам.
В пору полной Морозной Луны, когда мир снова юн, ледяные твари могут бродить в ночи: ледяное пламя вместо тепла живой крови, прозрачно-льдисты тела, древний лёд равнодушных глаз...
Лишь страж порога, хранящий ключи, лорд Января, властен над ними.

Князь волков и снегов, что старше самой зимней королевы, помнит время Великой Зимы, когда лишь холод властвовал над Землёй, когда замерзали самые горячие сердца и леденели живые души.
Когда угас последний костёр, из пепла его надеждой расцвели рыже-алые георгины как знак того, что лёд не вечен и весна однажды наступит вновь, и горели, не угасая, пока снег не скрыл их.
Однажды весна вернулась, ведь в неё верили, помня о спящих подо льдом хрупких цветах, - и князь зимы отступил.

Поныне власть ледяного князя, владыки морозов и повелителя волков, - лишь месяц в году. Лорд Января, вечно юн и невообразимо древен, терпеливо ждёт - ему ли к лицу нетерпение? Зимняя королева - лишь ледяная фэйри, один из двух младших её лордов и вовсе был когда-то человеком, князь же, ныне носящий титул лорда Января, - ледяное пламя и северный ветер, колкий свет зимних звёзд и морозный туман, и блистающий алмазно снег, свитые воедино, принявшие когда-то это обличье.

Однажды огонь угаснет в живых душах и сердцах, и время лютой стужи придёт.
Распахнутся настежь ледяные врата, наступит вечная зима, сольются воедино начало и конец, и властвовать князю над миром, где витают одни снежные духи да бродят ледяные звери, не ведающие тепла.
Ждёт молчаливый князь.

Горят на перекрёстках ледяные костры, к которым приходят те, кому уж никуда не вернуться, и сгорают в вечном хрустальном пламени несбывшиеся надежды.
Седые от инея волки поют хвалу ясноликой княгине ледяного князя, полуночному солнцу в холодных небесах, которому навечно отданы волчьи души и сердца, и бродит сам князь снежным волком с ледяными глазами, трещат грозно морозы, хрупко-прозрачны деревья и прорастают на окнах снежные цветы.

Ледяным, чистым пламенем горит Ясная Луна нового мира, Луна января.

Прим:

@темы: луна, зима, Хранители года, цветочные легенды

00:18 

Кот родом из Йоля

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Бета: Хикари-сан
Краткое содержание: каким мог вырасти чёрный котёнок, родившийся в ночь Йоля?

Кот родился в канун Йоля — а когда это было, он и сам давным-давно запамятовал. Говорят, люди, родившиеся в канун Йоля обладают необычными способностями... впрочем, счастья им то не приносит — прочие их боятся и сторонятся. Каким же мог стать чёрный кот — кошки и без того издавна ходят по грани меж двух миров, — родившийся, когда врата меж миром людей и миром духов распахнулись, а в лесу проснулись и запели, завлекая неосторожных, зимние духи, что спят всё остальное время? Котенок удался необычайно крупным и, догнав размерами дворовую собаку, всё ещё продолжал расти. Испуганные люди заподозрили котенка в демонической природе и попытались убить — и он ушел, подрав натравленного пса. Кот родом из Йоля не может пропасть в самую лютую стужу и злую метель, но все коты, даже чудовищные, каким становился этот, предпочитают тепло и уют. Гулять же самому по себе можно в погоду тёплую и исключительно на полный желудок, особенно когда по возвращении ждет зажженный очаг. Кот прибился к чете великанов, живших в горах и спускающихся, чтобы добавить к козлятине неосторожного человека. Молоком старуха-великанша Грила Кота угощала, у очага греться позволяла, но отчего-то считалось, что пропитание он должен добывать себе сам. Если ты — чудовищный громадный кот, то мышами и птичками не наешься, и Кот несколько раз таскал добычу у супруга великанши Леппалуди, за что и был бит. Грила и без того с трудом выпихивала лентяя-мужа на охоту. Дождавшись прихода тепла, Кот отомстил истинно кошачьим способом, попортив великану меховые сапоги, и ушёл. Горные козлы были слишком шустры, а Кот не был снежным барсом, чтобы прыгать за ними по скалам, — хоть и родня, да дальняя; пришлось спуститься на равнины. Кот мнил себя вольным и умелым охотником; но с приходом зимы и наступлением морозов вся дичь попряталась, а ему вновь пришлось искать себе убежище. Всё же он был живым и тёплым, рождённым, какой бывает не всякая нечисть, и от холода предпочитал укрыться. Возвращаться к Гриле и Леппалуди не хотелось. Сунулся было в тёплую пещеру, но разбуженный горный тролль оказался недружелюбен спросонья, а связываться с ним Кот, вымахавший до размеров телёнка, всё же не решился. Самой лёгкой добычей были люди — они медлительны и слабы, а железа и серебра Кот не боялся. Охота была удачной, и люди стали бояться выходить во двор.
читать дальше

@темы: Хранители года, сказки, кошки, дети Мау, зима

17:12 

Словарик

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Я пишу короткие сказки, и даже в рамках одного цикла - в основном сказки отдельные, понятные без предыстории, но порой они оказываются связаны некоторыми персонажами, пусть даже мелькающими на заднем фоне, зато умудряющимися просачиваться даже в фанфики. Было выдумано-написано множество чудиков и персонажей, и для собственного удобства я собрала большинство из них в этот вот список. В скобках указаны названия историй, где встречались персонажи. Курсивом - те истории, что до сих пор лежат в черновиках. Доп. - дополнительные сведения.
Будет пополняться, ссылку на всякий случай повешу в шапку.

Август
1. Китайский золотой с алыми узорами на боках и алой гривой дракон. (цикл «Август, который жил на крыше»)
2. Лорд Августа, один из хранителей королевы Лета. Когда он в облике человека, у его тени можно разглядеть драконьи крылья, однако второй и истинный облик — бескрылый золотой алогривый дракон. Любит яблоки и яблочные пироги. («Хранители года»)
Доп: возможно, Август-дракон и Август-лорд - одно и то же создание в разных ипостасях, в облике дракона-который-живет-на-крыше не помнящее себя-лорда. Общего - любовь к кошкам.
Бог Цветов — рождается в летние дождливые дни, воплощение духа читать дальше

@темы: сказки, кошки, дети Мау, Хранители года

19:02 

Уходило лето

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©


История имеет отношение к сказкам "Яблочный ангел", ";Бурьянные чудики", "Ежевичный лис"


После Яблочного Полнолуния лорд Августа навещает яблочного ангела - лорд-дракон безмерно любит яблоки, а потому и водит дружбу с хранителями яблоневых садов.
В воздухе уже пахнет осенними кострами (и на закате солнце медно-алое, солнце фэйри, что скоро выйдут на холмы танцевать), лето истончается, долгие, бесконечные дни уступают место длинным ночам; размываются грани, ползут по утрам лохматые туманы, в которых мир теряется, заново рождаясь, когда солнце всходит высоко.

читать дальше

@темы: сказки, лето, кошки, дети Мау, Хранители года, ...прозваньем - дракон

21:06 

Вечер лета

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Ласковый рассвет вечера лета, золотой день светлого бога Луга, медовый полдень Лугнасада, и ступает средь колосьев золотой алогривый дракон - то Август, лорд королевы Лета.

Лакомка-дракон дружит с яблочными ангелами, хранителями яблоневых садов (и любит яблоки, напоминанье о сияющем острове далеко в туманном море, куда доставить могут морские скакуны*, родичи самого Августа-дракона), любит хлеб Ламмаса, что ждёт на перекрестках (становясь от этого тоже чуточку волшебным, ну, а светлый Луг не обидится, ведь боги должны быть мудры!), таскает медовые булочки и черничные пироги с подоконников тех, кто чтит древние обычаи (рыжий хлебный волк негодующе фырчит). Пусть воплощенье августа не из малого народа - это их стремятся задобрить люди, но он - дивный без сомненья, кровь его - солнечный жар (и златом горит чешуя), сердце его - звезда, одна из тех, что упали с небес в пору звёздных дождей, да так и остались на Земле.

Горят высокие костры Лугнасада (видны в них лики огненных духов), разгорается пожаром рябина, и медленно разгорается кровь проснувшихся фэйри, что - рябиновый сок. Звенят призрачно-далекие холодные голоса - осенние фэйри уже танцуют на вершинах холмов, таятся в туманах, что стелятся над лугами и водами; фэйри пробуют человеческий хлеб, оставленный на перекрестках, любой из которых - путь, и путь этот может открыться в холмы. В благодарность за хлеб станцуют средь моря колосьев фэйри, сплетут мелодию и песню - и согнутся под тяжестью зерна спелые колосья - золотое море; душисты, высоки будут испечённые хлеба; нерадивым же, пожалевшим душистого хлеба для Дивного народа, заплетут колосья, перепутают, сплетут узоры на полях.

Горчит полынью августовский мед - скоро солнце зайдет, скоро лишь призрак его в небе будет висеть, скоро придет на смену свету тьма и двери в лето кто-то запрет на засов, но сейчас - золото и мед, и запах яблок, и душистые ягодные пироги, и счастье светлого дня.
Рождаются строки стихов - рождаются невольными заклятьями, такая уж это пора; созревшие строки, не успевшие сбыться чудесами, порой подбирают фэйри, вплетают в мелодии флейт, в свои песни, что звучат чуждо и прекрасно - раз услышишь, не сумеешь забыть никогда, никогда больше не будет покоя в сердце твоем.
Бродят по полям Полуденная дева, и следом - вроде и сам по себе и с девой вместе - рысит рыжий хлебный волк, что хранит урожай.

Ложатся на землю бледного золота листья кленов - следы драконьих лап.
Август в человеческом обличии (ал плащ, резной рябиновый венец на распущенных волосах, тень крыльев за спиной) протягивает руку - и спелая звезда ложится в когтистую ладонь. Но ярче звезд сияют золотые глаза...

*отсылка к рассказу "Кони Лира", Р. Желязны

@темы: лето, Хранители года, ...прозваньем - дракон

22:56 

Трилита

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Прим: сказка имеет отношение к истории "Одуванчиковая кошка" и циклу "Хранители года". Художник здесь именно тот, что в "Кошке". Хотелось приурочить сказку к Лите, но целиком с моим рабочим графиком написать уже не успеваю, потому будет кусочками
1.
Июнь - утро лета, распускающегося нежным цветком, розовые рассветы и соловьи в ночном лесу; сердце июня - сердце самого лета. Золотопламенное сердце, три волшебных ночи, три волшебных дня. Трилита - время золотого солнца, светлых, коротких ночей, полных волшебства; время русалок, дриад и прочих из Волшебного народа, время открытых дверей в холмах и время открытых огненных врат. Огонь, как и вода - врата, что ведут вовне, сумей только пройти.
Дни равноденствия волшебны, умей только видеть, чувствовать, желай услыхать.
Ночами - невозможно спать, все мерещится, мерещится далекая, чистая песня флейты, от которой щемит светлой тоской сердце, и ветер дышит травами и цветами. Невозможно спать и есть, невозможно писать - художник чаще общий язык с музой находил по ночам, отсыпаясь до полудня, после полудня сталкиваясь с суровой реальностью, в которой приходилось прилагать усилия, дабы заработать на пропитание и организовать выставку, и объясниться с заказчиком портрета, ибо вместо портрета на холсте - вишневое расплавленное солнце и река, алая закатная дорожка на зеркале воды и танцующий по ней тонкий силуэт с флейтой у губ.
Карикатуру или шарж - пожалуйте, несколько штрихов карандашом, портрет же писать неинтересно, ничего волшебного в нем нет, и ныне тратить на это время и волшебство его, особое летнее, светлое и легкое волшебство, - просто преступление. Но и лесные духи терялись в беспорядочных разноцветных мазках, и художник с досадой откладывал кисть - птица-муза совсем сошла с ума, подсказывая десяток идей разом, захлебываясь странным временем, ощущением неправильности в привычном обыденном мире, и не в силах высказать вразумительно и до конца хоть одну. Со стены ласково глядела из светлой деревянной рамки пушистая золотая кошка в одуванчиках, волшебная кошка с зелеными, будто резные листья одуванчиков, глазами и молочно-белыми, будто млеко одуванчиков, коготками. С картиной художник расстаться не сумел, после выставки забрал домой, хоть и предлагали ее купить. Живая одуванчиковая кошка вернется теперь лишь весной, но и нарисованная - успокаивала, освещая, будто маленькое солнышко, мастерскую с ее вечным полумраком и тусклым светом свечей - искусственный свет убивает любую картину.

Ночью художник сидел на подоконнике, глядя на бледные летние звезды, крошил рассеянно булочку, сытый самим воздухом Трилиты, чуть захмелевший от запаха трав и ночных цветов, влажной земли и близкой реки, будто от волшебного вина. От недосыпа мир казался тонким и хрупким, плыл, чуть слышно звеня, изменялся, являя невидимое. Шумела, шептала о чем-то роща рядом, и, если не смотреть прямо, казалось, что деревья меняются местами, бродят неспешно туда-обратно, беседуя друг с другом и, наверное, с маленькими лохматыми лесными духами. читать дальше
2.

@темы: сказки, лето, кошки, дети Мау, Хранители года

13:22 

Канун Йоля и лорд Зимы

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

В канун Йоля, в Ночь Матерей, к лорду Декабря возвращается память. Человеческая память, спящая в глубине сознания, туманные образы, не слишком важные лорду Зимы, но причиняющие боль Каю. И отчего-то колет сердце...
Успокоить его может королева, но Королева Зима сейчас - во главе зимней Охоты на своём снежном олене. Охота мчится по небу и земле, проносится по заснеженным улицам, мимо обледеневших окон, в иные из которых со страхом и тайным восторгом на войско зимы глядят детские лица - когда-то так глядел и мальчик Кай...
Охота собирает детские души - рано умерших, замёрзших или не нужных никому детей. Дети займут своё место в свите Королевы - и когда-нибудь она отпустит их, позволит идти дальше, и дети родятся вновь - уже там, где их будут любить. Королева благосклонно относится к детям (и наказывает тех, кто с ними зол или жесток) - их души чисты и светлы, они хрустально звенят, будто обледеневшие веточки на ветру, отражают солнечный свет. Когда-то так же Королева приняла в свиту мальчика Кая, позабывшего, что в канун Йоля не стоит разговаривать с незнакомцами. Заговоришь с Охотой, пересечёшь путь - и вот ты уже принадлежишь ей...

читать дальше

@темы: кошки, дети Мау, зима, Хранители года, сказки

16:13 

Лорд Кай

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
"Снежная королева" принадлежит Г.Х. Андерсену, стихотворная строка - Ф.Г. Лорке


В таверне «Перекрёсток» — той самой, что не существует на перекрёстках межмировых троп, но могла бы существовать — где-то и нигде — собираются лишь те, кто могут попасть туда. В место, которое лишь может быть. Те, кого нет, кто и сам — лишь вероятность.
Герои книг, выдуманные друзья, хранители троп между мирами; изредка молчаливыми призраками маячат в углу авторы, написавшие кого-то из присутствующих здесь... И Лорды и Леди четырёх времён года, трёх королев и вечно юной царевны порой собираются здесь, в таверне. Может быть, не слишком сообразно статусу, но в обычном мире им не столкнуться.
читать дальше

@темы: сказки, зима, Хранители года

04:31 

Лето и хранители

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
"Странная проза". Пока до конца не сложилось про леди Июль и златоглазого лорда Августа, но это - мой месяц и мой день, пусть о близнецах Июня сказка будет сейчас. А запись я потом подниму, когда дополню.

Лето - босоногая королева-подросток, венец - листья земляники, светятся ягоды и цветы, чуть звенят на тонких запястьях разноцветные бусины браслетов, ступает следом золотистый, как блики солнца, лев-зверь с гривой из пуха и цветочных лепестков.
Вечно юна королева Лето, и утонуть можно в светлых глазах.
Время королевы - безлюдные пустоши трав уходят за горизонт, сплетаются явь и мечта, вьётся множество дорог. Коротки ночи и бесконечно долги дни, где-то в чаще - папоротника цвет; пора луговиц, русалок и леших, нимф и дриад, пора дивных зверей и сказочных лесов, ясных озёр и бескрайних лугов.
Лорды и леди Лета подносят своей королеве разноцветные мечты, радостный смех, тёплые воспоминания и сплетённую пушистыми клубочками радость. Собирает Лето из осколков принесённого цветные витражи, что радовать будут в долгие холода, когда властвует Зима-королева, нижет разноцветные бусины браслетов - бусина-воспоминание, бусина-тихий смех, бусина-шелест волн, бусина - щебет птиц в листве, бусина - кружащий голову аромат трав и цветов.

июнь




запись создана: 05.06.2015 в 06:19

@темы: странные рассказки, лето, Хранители года

21:46 

Весна, две Леди и один Лорд

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Для Эмберли. Еще одна обещанная история про одного из Лордов - и можно до лета делать перерыв с временами года и их лордами и леди :)

читать дальше

@темы: Хранители года, весна

02:05 

Доступ к записи ограничен

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:15 

Лорды Осени

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Почему-то упорно раз за разом попадается что-то вдохновляющее, и я снова пишу... про осень, которую не люблю. Это было стихотворение о сентябре-лорде во ВКонтакте, я его пробежала глазами и тут же потеряла, но идея осталась и начала грызть.

У госпожи, что в платье алом бархатном (туманный плащ поверх, послушный воле её пёс-ветер у ног) и венке из листьев и рубинов ягод, есть три лорда верных.

Лукавый зелёный взгляд, лентой завязан по-лисьи рыжий кудрявый хвост, камзол в цвет глаз, шпага у пояса да плащ рыжего бархата на плечах - таков первый осенний лорд, младший из трёх.
читать дальше

@темы: призрачные грани, осень, Хранители года

Осколки цветных витражей

главная