• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: "мелодия души" (список заголовков)
21:27 

О превращении змей в драконов в полевых условиях

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Описание: немного другая версия превращения Змея в дракона
Примечание: чистая шалость; было когда-то написано по картинке с принцем и Беззубиком и к оброненному в разговоре "змей перепутал и превратился не в того дракона" :D

Итак, на Небесной горе жил да был Небесный же Принц. Змей тоже жил на Небесной горе, плавал себе в горном озере (и не мерз - это же сказка, и на небесных горах всегда тепло!) и прекрасно обходился без имени. И все бы ничего, но у Змея была мечта стать драконом, а вдобавок он, на свою беду, подружился с принцем. Принц был куда лучшим музыкантом, чем божеством, и от его попыток причинять добро гневался нефритовый бог-император и приходили в ужас все прочие боги. Змею хотелось поделиться своей мечтой и обрести понимание, но томившийся от безделья божественный принц пониманием не ограничился, а немедленно взял дело в свои руки.

"Главное - поверить в себя", - говорил принц водяному Змею.
Змей вздыхал, но все никак не одраконивался.
читать

@темы: ...прозваньем - дракон, "Мелодия души"

16:50 

Главное сокровище

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Описание: одна история, рассказанная однажды Небесным принцем другу-дракону; по двум картинкам - первая из них красуется обложкой, на второй же был изображен как раз силуэт Принца, уходящего вдаль по тропе
Посвящение: Вансайрес в день рождения.


- Лакомка-Лун, - принц, нимало не опасаясь страшных зубов, скормил дракону очередную лепёшку, обмакнутую в мёд.
Дракон облизнулся, покосился на пиалу, на донышке которой ещё оставалось золотистое, сладкое, тягучее...
- Что дурного в том, мой принц?
- Ничего, - ответил принц, улыбаясь и отряхивая руки - один из птицеглавых духов-слуг, возникнув из ниоткуда, тут же подал влажное полотенце. - Просто вспомнилась одна сказка...
Сказок, легенд и преданий принц знал бесчисленное множество.
Дракон осторожно подпихнул мордой ближе к принцу отложенный было в сторону, на траву, цинь, сам свился вокруг - на террасе подле павильона у него бы это не вышло, в прошлый раз и без того снёс перила, неловко повернувшись, но принца он нынче нашёл на берегу озера.
- Расскажите...
Небесный принц откинулся назад, опёршись спиною о чешуйчатый тёплый бок, уложил цинь на колени и тронул струны, запевшие под его руками.
- В одной далёкой западной стране - одной из тех, где, всходя у нас, заходит солнце, - жил да был дракон. По обычаю тех мест, дракон собирал в своём логове сокровища, тщательно оберегая их от чужих глаз.
- Зачем собирал? - не понял Лун, шевельнувшись.
Принц вытянул придавленные драконом волосы, свив в жгут, перебросил через плечо на грудь.
Лун виновато засопел, отчего задымилась трава.
-Таковы обычаи западных драконов, - отвечал принц, слегка шлёпнув ладонью дракона по морде, дабы тот следил за собой и не сжёг ненароком всю траву на горе. - Они собирают золото повсюду, где могут найти, чиня при том немалые разрушения и становясь причиною гибели людей, складывают в логове большою грудою и возлежат потом на ней, будто на драгоценной постели.
- Не понимаю, - признался дракон. - Одно дело - хранить жемчужину - вместилище твоих магических сил, но что им в мёртвом золоте?
- Может быть, они греются им, - предположил принц, и цинь вновь протяжно пропел. - В тех краях куда холоднее, чем у нас, а золото у алхимиков символизирует солнце, оно будто впитало в себя солнечные лучи, упавшие на землю... На этот счёт тоже есть легенда...
- Легенда?.. - навострил уши дракон.
- ...но я расскажу её в следующий раз, если ты не будешь перебивать меня.
Драконья морда не очень-то выразительна, но Лун честно попытался изобразить смущение и раскаяние.
- Так вот, дракон всё копил и копил свои сокровища, прославившись даже среди своих сородичей, и слухи о несметных богатствах змея...
- Змея?! - не выдержал Лун.
- Тебе ли не знать о том, что змей может порой обернуться драконом, коли захочет того... Но так порой называют в западных землях драконов, так же как называют громадных змеев драконами. Слухи о несметных богатствах поползли по окрестным землям, и нашлось немало людей - храбрых ли, глупых - готовых попытать счастья и добыть хоть малую толику тех сокровищ. Кроме того, золоту побывавшему у дракона, приписываются, кажется, особые свойства... Хотя есть поверье, что оно несёт в себе проклятие, и укравший его станет несчастлив, жадность же и вовсе будет наказана, и жадный сам обратится в дракона...
- Какое же это проклятие? - обиделся Лун, немало сил положивший, чтобы этого проклятия достичь.
Принц повернул голову, и дракон виновато зажмурился под укоризненным взглядом тёмных глаз. Даже усы съёжились, а уши сами собой прижались к голове.
- Люди боятся смены сути... И почитают ее проклятием, хоть и нельзя стать тем, кем ты не был - пусть на малую толику. Чтобы обернуться кем-то, надо им быть, иначе никакое проклятие не будет иметь над тобою силы. Так вот, немало храбрецов, что были, по-видимому, не слишком умны, пошли на обед тому дракону...

Есть людей? - Лун содрогнулся, едва смолчав. Да тебя за одну мысль о таком бог-драконоборец в узел завяжет и скажет, что так и было! Кроме того, есть разумных созданий... пусть даже считающих себя таковыми... Брр!

Принц задумчиво тронул струны.
- И никто не мог добиться успеха, а у дракона все больше портился нрав, делался он все подозрительнее, чуть не в каждой мыши подозревая коварного вора. Пытались и отравить дракона, подкидывая ему отравленные туши овец и коров, пытались отвлечь живою приманкою - но отравы дракон не ел, а живую приманку съедал вместе с ее хозяевами. Но нашелся однажды один человек, вовсе не рыцарь - на западе принято, что с драконами бороться должны исключительно рыцари; быть может, они видят в драконе отчасти подобного себе - ведь и он носит доспехи, - что был куда как хитрее прочих. Он долгое время изучал привычки дракона, стараясь не подходить к пещере близко; узнал все его повадки и предпочтения. И обнаружил однажды, что дракон порой пасется на лугу со сладкой травой, будто иная корова, и любит сладкие ягоды и плоды, обламывая целые деревья, чтобы до вожделенных плодов добраться. И тогда наш хитрец заказал в городе у мастера, в этом деле искусного, громадную конфету-леденец. С трудом погрузил готовую конфету на лошадь, надел доспехи, носить кои ему не приличествовало по праву происхождения (впрочем, дракон в подобном не разбирался), сам сел на другую - и отправился к пещере.
Дракон был сыт, а потому ленив; должно быть, поэтому благосклонно выслушал хитреца, вознёсшего ему хвалы - и чешуя у дракона прочнее и изящнее любого изделия рук человеческих, и сам он грозен и могуч, - и кому же не понравится, коли хвалят его, будь он даже скромен? В завершение хитрец, объявив, что приехал из дальних стран, до коих дошел слух о величии и могуществе великолепного дракона, специально, дабы увидать владыку небес своими глазами, предложил дракону "достойное того угощенье". Дракон не учуял отравы, а потому, даже ожидая подвоха, леденец всё же лизнул. Раз, другой... И пропал, не в силах устоять перед сладким лакомством. Что именно подмешал в конфету хитрец, осталось неизвестным, только дракон и не заметил, как лишился того, что ценил более всего на свете - своих сокровищ... Не лишился ли он при этом также и головы - о том история умалчивает...
Принц умолк и вновь приласкал струны циня - тот запел под его руками, и мелодия вышла странной - усы дракона дрогнули, а уши прижались. Музыка лгать не умеет - что-то тревожило Небесного принца, но он молчал о том.

Лун свернул кольцо своего тела плотнее и подумал, что уж он-то своё главное сокровище убережет - никакие лакомства и хвалы не заставят забыть о главном. Не было ничего ценнее подаренного однажды Небесным принцем маленькому водяному змею...

И вздрогнул вдруг, со свойственным порой драконам прозрением (драконы могут прозревать как прошлое, так и будущее) увидав грядущее. Вдаль по извилистой, в ухабах и рытвинах тропе, уходил, не оглядываясь, знакомый силуэт в бело-золотистых одеяниях, терялся в тумане, не слышал того, кто звал его, оставшись...

@темы: сказки, ...прозваньем - дракон, "Мелодия души"

15:55 

Тайное божество случайностей

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Примечания: 1. отсылка к истории «Бог дождя»

2. Цилинь - единорог из китайской мифологии, у него драконья чешуя, оленьи ноги, лошадиная грива и рог во лбу (на картинах рог изображается оленьим). Не ест мяса, «не обидит и букашки» согласно легендам, однако наделён правом судить и карать преступника - никогда не ошибается и не знает лжи.
Сказка про японский вариант цилиня, кирина, есть здесь, читается как оридж.

Как известно, рисование в число талантов одарённого во всех прочих областях, кроме, собственно, исполнения божественных обязанностей, в чем бы они ни заключались, Небесного принца не входило. От рисунков его шарахались даже птицеголовые духи-слуги — если б они говорить умели, то непременно заикаться б начали, — впрочем, это своё мнение дракон держал при себе. Принца он любил и обижать совсем не хотел.
— Очень… своеобразно, мой принц, — вздохнул он, пытаясь догадаться, что же подразумевалось под непонятной вязью линий и завитушек по краю картины, по отдельности выглядевших вполне изящно, но вместе создающих странное впечатление. Куда уж страннее — от них голова буквально кругом шла.
читать

@темы: сказки, ...прозваньем - дракон, "Мелодия души"

16:48 

Дар

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Здесь змей уже стал драконом, время действия - после истории
"Небесный принц и мечта водяного змея"


Примечание: околокитайская мифология; лун - дракон, цинь - китайская цитра, Небесная Собака - Тиен Го, предвестник катастроф и разрушений
аудиоверсия есть тут, за что чтецу моя горячая благодарность :)

В окружении любимых книг и многочисленных свитков, не зная ни в чём отказа, Небесный принц затосковал. Он был одинок, и даже музыка, песни ветра и любимые книги, уносящие в иные миры, не могли служить от этого спасением.
От дурного настроения принца погода над горой портилась, собирались грозовые тучи, будто бы и вправду он был божеством дождя — того и гляди, скоро вновь люди драконов обвинят и палками изображения их накажут.
Принцу бы к людям, что пишут такие удивительные книги, узнать их чуть ближе, понять — ведь так хотелось! — постичь то, что не дано богам, но чем одарены смертные, с которыми порой роднились даже сумевшие этот дар разглядеть создания магии и ветра — драконы.
Но то было запрещено, да и Небесный Император строго-строго наказал ему даже не думать спускаться в человеческий мир. Потому как вокруг принца всегда что-нибудь приключалось, и божеством он, правду говоря, был уж вовсе непутёвым, принося куда больше вреда, чем пользы, несмотря на искренние старания.
читать

@темы: сказки, божества, ...прозваньем - дракон, "Мелодия души"

02:32 

Бог дождя

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Относится к тому периоду, когда змей только мечтал стать драконом, а Небесный принц всячески способствовал исполнению мечты.

Стояла небывалая жара, да такая, что жарко было и на Небесной горе. Змей предпочитал из воды не выбираться, лишь высовывая голову, чтобы говорить с принцем. Небесный принц от жары не мог ни читать, ни играть и даже отложил планы по одракониванию Змея, сейчас сидя на берегу озера и прячась в тени вечноцветущего дерева. Дерево коварно развернуло листья боком, сберегая влагу, и от тени мало что осталось, вдобавок на голову сыпались подсохшие от жары цветы, которые принц потом с огромным трудом вычёсывал из длинных волос, почти не в шутку грозясь их обрезать. Вот только Змей, послушав жалобы принца на цветы, жару, длинные волосы и ленты и бусины, в них вплетённые, уволок два узких ножа и старинный кинжал неясного происхождения (может, даже легендарного) с драгоценной рукоятью, утопив их в озере, что ему, крупными размерами не отличавшемуся, стоило немалых трудов.
В свое оправдание Змей заявил, что заботится о его, принца, репутации - божествам, близким к Небесному императору, невместно выглядеть как.... как невесть кто, ведь даже человеческая знать носит длинные волосы и сложные причёски. Больше ничего режущего - даже завалящего меча из тех, что для Избранных героев, - в павильоне принца не было. Шпильки годились только для закалывания волос и врагов.

- Сыграйте, мой принц, - предложил змей, нежась в прохладной воде.
Принц перебросил через плечо стянутые лентой посередине длинные пряди, покосился на любимый цинь почти с отвращением, а на Змея - с завистью. При умении ходить по воде аки посуху принц совершенно не умел плавать (почему-то этот пункт в разностороннем воспитании младшего бога был упущен), а дно озера резко уходило вниз уже у берегов. Проверять, может ли он ходить по дну, Небесный принц совершенно не желал.
- Давай я лучше расскажу тебе сказку о драконах, - предложил принц.
Змей немедленно забулькал, а вынырнув (и прикидывая, не стоит ли вместо дракона попытаться стать рыбой... впрочем, тогда не избежать речных порогов, и ведь придётся подняться!*), вежливо попросил его небесное высочество себя не утруждать.
На выцветшем до нездоровой желтизны небе было ни облачка, и даже жар-цветок в небе, казалось, привял от собственного огня.
- Жарко, - пожаловался принц, в своих многослойных одеяниях ощущая себя рыбой. На суше. - Ни ветерка, ни дождика... Хочется дождя.

...Ночью ветер, от которого ходуном ходили тонкие стены павильона и норовили выпасть ставни, пригнал тучи, и полил дождь, не прекращавшийся ещё несколько дней. Поля превратились в реки, урожай уплыл, а на месте деревни у подножия горы разлилось озеро.
Совершенно одуревший от качки - озеро штормило - Змей, не позеленевший, как лягушка, только потому, что обладал чёрной чешуей, явился в поисках убежища к принцу, ползя зигзагами.
- Признавайтесь, мой принц, - прошипел он, - вы всё-таки бог дождя!
- Видишь ли, - смутился Небесный принц, как раз спасавший свои поплывшие свитки, - я и сам не знаю, бог чего я, собственно.
Змей, слыхавший от мокрых и сердитых птиц, что люди уже приготовили чучела, изображавшие драконов, что отвечали за воды, и палки, чтобы их бить, ничего не сказал, позволив только себе свиться в немыслимую фигуру. Стоит ли стремиться стать драконом, если всякий смертный двуногий драконьей работой недоволен и палку наготове держит?
А если в следующий раз принцу вздумается на звёздный дождь посмотреть, так что же, звезды рухнут с небес?..
Змей принца знал, а потому следовало подумать о том, чтобы научиться падать в обморок.

*все та же легенда о карпе, который может подняться вверх по реке, пройти речные пороги и обернуться в награду драконом

@темы: сказки, божества, ...прозваньем - дракон, "Мелодия души"

14:45 

Забытая мелодия

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Пояснение: повествование вышло нелинейным; здесь - наше время и наш мир;
Краткое содержание: тот, кто был Небесным принцем, рождён человеком и не помнит себя. Но помнит - музыку. А драконы всегда хранят верность тем, кого любят.

Использованы цитаты из сказки "Небесный принц и мечта водяного змея", которая, собственно, и есть начало истории

...Сперва была музыка. Когда мир рождался в пламени творения, звучала, должно быть, дивная симфония - и ни одному смертному не под силу сыграть ту божественную музыку. Мир и поныне звучал отголосками той, первой мелодии, сплетающейся с музыкой тех, кто жил в этом мире, мелодией звучала каждая душа - ясные, незамутнённые души звучали чистой нежной флейтой; скрипкой звучали души тех, для кого превыше всего было знание; диссонансом обрывалась, едва зазвучав, мелодия слабых, мутных душ; те, кому должно совершить многое, хорошее или ужасное, - звучали органом; фортепиано, лунной сонатой звучали души мечтателей, - и он удивлялся, как же никто другой не слышит этой музыки.

Наверное, потому он и стал музыкантом - чтобы донести до людей ту музыку, что звучала в мире, и чтобы унять свой собственный огонь, что жёг изнутри и унимался, укрощённый лишь музыкой. Не известность ему была нужна - он просто не мог не играть, не мог без музыки, как не мог не дышать - это была его жизнь.
Во сне приходила мелодия, пели под руками струны циня и таилась рядом смутная змеистая тень. Просыпаясь с чувством потери, от которого больно сжималось сердце, наяву он не мог вспомнить ту, единственную, мелодию.
Порой отражение в зеркале казалось чуждым, будто отражался кто-то другой, и, заглянув зазеркальному чужому двойнику в глаза, он поспешно отводил взгляд. Чуждо звучало иногда и собственное имя - разве так его зовут?.. Даже сценический псевдоним кажется ближе.

читать дальше

@темы: божества, ...прозваньем - дракон, "Мелодия души"

12:58 

Небесный принц и мечта водяного змея

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Краткое содержание: у каждого есть своя мечта, и,чтобы стать могущественным драконом, маленькому змею может не хватать лишь самой малости. Хочешь стать драконом — будь им.
Примечание: написано на ФБ-2015, бета Хикари-сан; цинь — китайская цитра, лун — дракон; использована китайская мифология, также в тексте упоминается легенда, согласно которой любой карп может подняться вверх по порогам Жёлтой реки и, пройдя Вратами Дракона, обернуться драконом в награду за мужество. Змеи не слышат в прямом смысле слова, но они и не говорят нигде, кроме сказок.
Вот здесь есть аудиоверсия, озвученная замечательной и талантливой Валькирия_
Посвящение: Вансайрес и разговорам о любимом герое, в конце концов, история моих Лаоши и Луна, историей знакомства которых стала эта сказка, родилась именно из серии артов с Чанцинем и драконом.

На горе Огненной птицы жил Небесный принц, самый младший из богов. Богов в Небесном царстве было множество — старшие и младшие, да ещё целый сонм домочадцев и духов-помощников. Все обязанности между ними были распределены давным-давно — кто вызывал дождь на рисовые и кукурузные поля, кто следил за разливом рек, кто — за домашним очагом, кто покровительствовал охотникам и воинам, кто сопровождал души после смерти, — и найти себе постоянное занятие самому младшему богу было затруднительно. Что-то уж вовсе простое недостойно было его статуса божества, более сложное — уже распределено меж прочими. Да и, правду говоря, помогать старшим у принца получалось неважно. Дождь у него выпадал над рекой, река выходила из берегов и затапливала поля, люди бранились и лупили палками изображения драконов, которые, как известно, владыки вод, драконы обижались и жаловались Владыке Драконов, а тот — самому Небесному Императору. Тот гневался (небо темнело, приходили буйные грозы, молнии так и сверкали!) и поручал принцу что-нибудь другое, дабы всё-таки приучать к делу. Ведь когда-нибудь, когда люди позабудут старших богов — коротка и прихотлива память человеческая! — те уйдут, оставив младших вместо себя. Небесный принц с готовностью брался за порученное дело — и демоны и злокозненные духи разбегались, отпущенные из заключения добросердечным принцем, который не мог держать кого-то взаперти; у охотников рвались тетивы луков и ломались копья (зверей и птиц принцу тоже было жаль!), а молния случайно ударяла во дворец императора земного. Владыка небесный, рассердившись всерьёз, запрещал принцу покидать гору Огненной птицы. читать дальше

Картинок для вдохновения было три
+2 - те самые рога для змейки

@темы: легенды, божества, ...прозваньем - дракон, "Мелодия души"

18:56 

Феникс

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Примечание: очень далекий возможный послеканон цикла "Мелодия души" и продолжающего его цикла "Золотые небеса" в дневнике Астери Нариэ

Ожившее крылатое пламя, песня изначального огня, дивное создание.
Феникс рождён из песен, музыки и стихов, из написанных картин и книг, острые клюв и когти - оружие мастеров, он рождён из пламени творения.

В душах людских таится огонь, искры первого, изначального пламени, в котором был сотворён мир, у кого-то - едва теплится, у кого-то - пламя золотое бьётся, понуждая - творить, творить, или сожжёт изнутри.
Создавая что-то, вкладывая частички своего огня в творения, люди творят и свой мир, делая его шире и краше.
Под звуки мелодий, под слова песен и строки из-под пера рождаются огненные птенцы, песня искр изначального пламени.

Фениксами становятся порой те, у кого в душе - слишком много огня, кто не умеет мириться с собой и миром, кому нет места среди других, - они идут своей тропой, изломанной и каменистой. Огонь жжёт изнутри, не позволяя остановиться, много бед может принести, но, сгорая, пламенные души возрождаются из пепла огненными птицами, хранящими мир.

Не умел певец струн смиряться, младший бог, к людям низвергнутый, множество бед перенёс, себя потерял, много раз умирал, бесчисленное множество дорог прошёл, не помня даже, что ищет, по чему тоскует. Не сумел наказания сородичей за дружбу с диким драконом простить, не простил и людей, душу низвергнутого божества посмевших попытаться заточить и искалечивших её безвозвратно, птице крылья изломав.
Не почуял дракон, что горел друг всё это время, с трудом пламя своё держа, не сумел уберечь, а потом - удержать. Взвилась душа из одежд дивной огненной птицей, свободно наконец-то расправив крыла, и имя истинное, спасительной верёвкой брошенное, не остановило.
Стало одним пламенным крылатым хранителем у мира больше.

Хранят огонь мира фениксы, поют ему песнь - горит ровно пламя.
Пока люди творят, пока горит золотой огонь творения в их душах - не угаснет пламя мира и будут вечно жить фениксы.
Мир будет жить, пока поют в нём пламенные птицы.

@темы: сказки, "Осколки цветных витражей", "Мелодия души"

07:22 

Мелодия души

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Примечание: повествование вышло нелинейным, начало истории - в постах выше, первая - "Небесный принц и мечта водяного змея". Это же - окончание первого цикла, "Мелодия души". Второй - "Золотые небеса", в основном дневнике.

Драконы - одиночки. Не уживаются они с себе подобными, тесно двум драконам в одной реке, а в море - царь драконий живёт, не забалуешь. Долго живут драконы, две тысячи лет - а всё драконыш, ни один дракон не воспримет всерьёз - лишь люди да звери пугаются, драконыш же к четвёртой тысяче взрослеть только начинает.
Одиноко драконом быть - зверь не зверь, могуч, опасен, громаден; мыслят драконы иначе, не с кем дружить. Боги для людей, звери для богов. Люди - боятся, боги - не снисходят, а снизойдёт - обидно гордому дракону. Долго век драконий коротать одному, оттого и озоруют, тогда и записывают легенды о злых драконах. Не злы драконы, мыслят иначе, кто объяснит, что другим - зло, даже если и добра желаешь?
Каждому дракону нужен тот, кто будет хранить его сердце.


Маленькой змейкой ещё мечтал Лун драконом стать, созданием могучим, которому ветра, облака и воды подвластны. Желаешь всей сутью, всей душой - исполнится, не забудь только, зачем желал, не сожалей потом.
Долог драконий век, одиноко драконом быть.

Услыхав однажды музыки зов, выполз маленький змей на берег из вод.
Много людей, над ними немало богов, но единственным был этот среди прочих.
Не снизошёл до водяного змея младший бог - с равным беседы долгие вёл, другу щедро тепло дарил. Рядом был, когда бывший змеем суть дракона обрёл, врата свои пройдя.
Немало драконов в мире подлунном, но единственным стал бывший змей для младшего бога. Бывают и боги - одиноки.
Видят драконы суть: пламенной душа друга была - огненная птица, грело, не обжигая, его пламя. Не жадный огонь, гибель живого, но пламя творенья, что, знают драконы, миры рождает. Музыку творил друг, пела душа струнами циня под руками, ветер и волны слушали, замирая.
Спешил на берег, слушал дракон, наслушаться не мог, грелся в пламени чистом.

Звучит мелодией каждая душа, но глохнет музыка от горя, от несчастий и слёз. Блуждает тогда в тумане душа, веру теряя, крылья ломает.
Не по своей воле уйдя, старшими наказанный за верность дружбе, потерял мелодию свою друг, позабыл своё пламя, оттого заблудился на одной из множества земных дорог, не вернулся обратно.
Только и осталась - мелодия позабытая, дрожит в воздухе неслышно...
Одиночки драконы, но дружат - навек, привязываются душой к единственному среди прочих, хранящему драконье сердце.
Ждёт терпеливо дракон, верит: вернётся однажды друг, сумевший защитить его - не себя, запоёт цинь, встретит его, дракона, ласковая улыбка. Всегда возвращается тот, кого помнят и ждут.
Хранит забытую мелодию дракон, бережёт дар драгоценный больше своей жемчужины, душу друга хранит. Знает: укажет однажды музыка путь, отзовётся в сердце. Ляжет нужная тропа под ноги, стряхнёт снег заблудившаяся, заледеневшая душа, развернёт изломанные крылья, вернётся - домой. Видят суть драконы, в любом облике узнает друга...

Помнят мелодию ныне только ветер да дракон, века и века прошли в мире земном. Ждёт по-прежнему дракон, всё прислушивается: не слышно ли лёгких шагов на берегу.
Угаснет надежда - напрасны будут земные блужданья друга. Возвращается всегда тот, кого ждут...

Смежив тяжёлые веки, засыпает старый Лун, устал, вот полежит немного...
Зазвучит однажды мелодия циня на одной из многих дорог, встретит дракона ласковая улыбка друга, что наконец-то вернулся.

@темы: божества, ...прозваньем - дракон, "Мелодия души"

Осколки цветных витражей

главная