• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сказки города n (список заголовков)
20:37 

Не то, чем кажется

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Не слишком уверена, что история подходит именно для этого дневника, но пусть пока будет здесь.
Примечание: было написано на ФБ-2017, бета Хикари-сан

Город. Скопление многоэтажных зданий и ярких, зазывно горящих витрин, редкие робкие вкрапления частных домов — кусочек деревни посреди шума современной цивилизации, — бесконечные ленты дорог. Почти живое, почти одушевлённое создание, что никогда не спит. Спешащие люди не дают себе труда задуматься над тем, что город такое на самом деле. Какой он на самом деле. Не дают себе труда взглянуть краем глаза, чтобы увидеть то, что совсем рядом — неявное.
читать

@темы: сказки города N, сказки

01:00 

Хранитель кораблей

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Прим. 1: белый стих; корабль - это военное судно, все прочие - просто "суда", но так звучит красивее :)
Прим. 2: затон - здесь: место стоянки и ремонта речных судов, оборудованное в речном заливе. Хранитель придуман был специально для пишущейся в соавторстве книги


Есть кладбище для кораблей, отживших век, — спят мертвым сном в затоне птицы рек.
Пустынно и дико, кругом тишина, ласкает берег лениво чёрная вода. Корабли умирают, остаётся лишь остов — останками корабельными выложен маленький остров... Внутри остовов заводится пустота, в осколках мутных зеркал отражаются призраки призраков иногда.
Погибшие корабли чайками мечутся теперь над волнами, души других уходят звёздными путями.
(Как умирают чайки — неведомо никому, быть может, где-то под парусами идут?)
Ночами расцветают нагие мачты и антенны синими мёртвыми огнями. Сгустится вдруг, забурлит, засияет чёрная вода, явится серебристый силуэт — Хранитель тех, до кого никому дела нет.
Создание, что увидено кем-то во сне, безымянно от века, таится на речном дне, при луне из вод соткётся — сон кораблей...
Засыпает река. Спят под покрывалом снежным корабли.
Бродит Хранитель, поёт без слов — ему одному корабли нужны и важны. Печально жмутся к остовам остатки позабытых снов...
Разрушены причалы, верфи забыты, под землёй уснули мастера.
«Звёздный ветер расправит крыла-паруса… Спите, ждут вас небеса...»
Неспешно воды текут звёздной реки, плывут, паруса воздев, серебристые облака-корабли.
Ржавы, прогнили борта, истлели давно паруса. Крысы сбежали на берега.
«Там, где с морем смыкаются небеса, за Краем, где киты плывут, неся на спинах другие миры, там бездна поёт, звёзды цветут и течёт Млечная река...»
Поёт Хранитель кораблей, ступает по кромке чёрной воды. Звёзды светят сквозь него. Остаются на песке, серебром под луной сияя, глубокие странные следы.
Истает силуэт, будто не было его, плеснёт тяжёлая вода, сонно проворчит что-то река.
Эхом истает шёпот вдали:
«Вас ждут небесные причалы, спите, мои корабли...»
Птицы рек уходят по Лебединому пути.
Там звёзды поют, серебряны и холодны.

@темы: странные рассказки, сказки города N

21:06 

"Белая лошадь"

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Есть где-то в городе, на одной из старых улочек, где средь лета царит тёплая осень (осень в золотисто-кремовых стенах двухэтажных домиков, в громадном зонтике-козырьке над магазином, в редких золотых листьях-лепестках на мокром асфальте), некое заведение под названием «Белая лошадь». Едва прочитав название на деревянной вывеске-табличке, я отвожу взгляд, хоть и приходится выдержать неравную борьбу с собственным любопытством. Но смотреть нельзя: вдруг узнаешь, скажем, что это какой-то там скучный бар? В сказке должна быть тайна, а обыденность разрушит ее. Сейчас же «Белая лошадь» будет тем, чем я нарисую ее. Это и делают сказочники зачастую — они не придумывают новый мир, они лишь рисуют наш, привычный таким, каким хотят его видеть они. И тем самым незаметно меняют обыденность вокруг нас.
… — Здравствуйте, Белая Лошадь, — скажу я, заходя в прохладный полумрак; звякнут ледяные колокольчики над дверьми.
читать

@темы: сказки города N

17:31 

День разговоров с городом

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Городу тоже бывает скучно и одиноко, хоть и дает он приют стольким людям и иным созданиям, даже тем, что обитают на другой его грани, но все они заняты своими делами, забывая, что Город — тоже живой. Река иногда не прочь пошептаться, рассказать, о чем давеча кричали чайки (чайки были когда-то людьми, воды забрали их — и вот теперь летают птицами), но ночами — спит, становясь тёмной и тягучей, принадлежащей уже иной грани. А потому Городу нужен кто-то, кто будет беседовать с ним. Особенно осенью. Осенью Город провожает птиц, которых успел полюбить, ёжится от дождей и грустит, будто промокший кот. Деревья роняют листья, поутру тротуары тепло-золотисты, разговорчивы — Городу внятен шёпот-шелест листвы под ногами людей. Но потом листву сметают — и некому рассказать Городу сказку. Поёт неслышно, звенит осенняя печаль, дрожит отзвук песни в воздухе — и вновь грустит Город, умолкают даже стойкие сверчки и смываются от слёз осени полоски-зебры на дорогах. А может, полосатые лошадки просто уходят гулять, утомившись лежать.

Город грустит и вредничает — подсовывает под ноги прохожим лужи, не стряхивает воду с тротуаров, гасит фонари (те грустят и никнут — каждому фонарю хочется светить во тьме, ведь они мнят себя в родстве с маяками, ну а те — в родстве со звёздами небесными) и незаметно сужает дороги. Город-в-отражении, тот, что иная грань — блекнет, отражение в водах луж идёт кругами, а потому по осени перепутываются грани — Та и Эта, из крошечного переулка можно попасть на несуществующий проспект или вовсе выйти на небывалый мост, что соединил два берега, но — ни один из семи явных, а за ближайшим углом — наткнуться на рассеянного остроухого (причём острые ушки вполне могут быть лисьими) горожанина в одеждах, столь любимых косплеерами, а вон на том фонарном столбе и вовсе плачет птица дождя. Даже двери вредничают и открываются не туда, порой и в собственный подъезд не попадёшь, а пропадёшь вовсе невесть где..

Но если у Города есть хоть один Сказочник — Город не будет больше одинок.
— Совсем загрустил? — скажет Сказочник, погладив шершавую серую стену. Бледные от недосыпа фонари мигнут в ответ. — Не грусти, не надо. Хочешь, я расскажу тебе сказку? О замечательном городе на двух берегах реки, о цветочных оградах, яблоневых аллеях и черёмуховых бульварах, о круглой площадке перед театром, что наверняка для посадки инопланетных кораблей (только очень маленьких), о городском фэйри, что обитает за витражами Речного вокзала и любит гулять по явной грани Города, рисуя красками из баллончиков и цветными мелками послания на стенах и тротуарах...
Город мурчит неслышно — чуть вздрагивает шершавая стена под ладонью — слушает.

Сказочник рассказывает — и ярче мерцают рыжие фонари в опускающейся осенней мгле, кивают друг другу и запоздалым прохожим, торопящимся каждый на свою грань, перестает рыдать птица дождя и потихоньку, чуть постукивая ножками, собираются со всей округи скамейки, прибредают серые лошадки в белую полоску, что днями служат зебрами, — тоже послушать. И после слов Сказочника где-то и вправду озорной городской фэйри-подросток (полосатые разноцветные одежки, яркий шарф, сдвинутый набекрень мягкий берет и кошачье ушко из-под него, многочисленные браслеты из мелких бусин на руках) рисует на стенах города рыб и зверей, пишет послания: «утро обязательно наступит», «плыви, как рыба», «чудо в пути», «тьма уйдёт». И вот уже плывёт по бетонной ограде золотисто-зелёная серьёзная рыба, из граффити складывается силуэт диковинного зверя, а на асфальте улыбается нарисованный красным мелом трёхлапый котёнок из породы асфальтовых котов. А кто-то дарит, отпускает на свободу алый воздушный шарик.

Город слушает сказку, отвечает на слова Сказочника ветерком в золотисто-алых кронах клёнов, яблонь и берёз, осыпает живым золотом, стелет под ноги. Не грустит больше, улыбается, жмурится довольно фонарями.

Не забывайте разговаривать со своим Городом. Ведь он тоже живой и грустит, когда ему одиноко.
И смотрите внимательно: вдруг за подъездной дверью окажется осенний лес, а за ближайшим поворотом улицы у встречного прохожего из-под берета высунутся острые ушки или из-под одежд мелькнёт рыжий хвост?..

@темы: сказки города N, КаленДарные сказки

15:20 

Хранитель Города

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Содержание: еще одна сказка, посвященная Городу в канун его дня рождения

По ночному, чуть сонному Городу шёл хранитель, раскланиваясь со встречными фонарями. Фонари, похожие на изысканных жирафов, грациозно склонялись, выпрямляясь за его спиной.
Подготовка ко дню города — дело хлопотное, и Хранитель его каждый год к концу июня буквально сбивался с ног. Тем более что Город хоть и любил своего юного хранителя-городового (впрочем, какой он городовой, пока что — городовичок), помогать ему совершенно не желал. Гораздо больше ему хотелось пошалить. Стоит Хранителю отвернуться, и вот уже сквозь высотки просвечивают, прорастают вековые сосны, а сквозь малоэтажные дома весело зеленеют берёзовые рощицы. Счастье ещё, что люди редко догадываются взглянуть на мир краешком глаза, не то могли бы испугаться, видя, как тают, оплывают их дома с привычными, уютными квартирами.
Хранитель раздражённо притопнул ногой, увидя вновь спутавшиеся в невообразимый клубок дороги. Город поспешно украсил эту путаницу цветочками по обочине. Весёленькими такими, жёлтыми, как солнце. Городовичок вздохнул, тщетно порылся по карманам в поисках очков. Вообще-то носил он их для солидности — неудобно перед другими городовыми, знающими да опытными, некоторым из которых было больше десятка веков. Ему-то и полутора ещё нет! Да ещё и рыжий, вдобавок. В очках же он казался сам себе старше и солиднее. Да и проблемы как-то решались легче тогда.
Очков не было.
читать

Прим:

@темы: сказки, сказки города N

21:05 

Батуты-драконы

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Возможно, пропаду на некоторое время из Сети отправляюсь на поиски Лета, где-то ж должна быть та самая дверь вообще, но вернусь с новыми сказками :)


В городе на детских площадках - батуты, многие из них - с драконьими головами. Дракон-батут хмур и скалится нарочито сердито, чтобы никто не заподозрил, что ему нравятся смех и радостные вопли прыгающей ребятни, - несолидно! Вечером батуты сдувают, но, едва взошедшая луна наливается белым златом, как лежащий плоской шкуркой дракон обретает плоть, встает, потягивается, разминая затекшие лапы. Трёхглавый зеленый Змей Горыныч, обитающий на шумном перекрестке у громадного торгового центра, некоторое время спорит сам с собой, решая, какая голова сегодня главная, иногда кидает жребий - припасенный речной камушек, и проигравшая левая младшенькая потом демонстративно дуется, - потом подтягивает к себе надувные пальмы и горку - и они оказываются громадными крыльями, а ступени - хвостом.
Одноглавый ало-золотой дракон, скромно делящий детскую площадку с почти-пиратским кораблём, лесенками и горками, с шорохом разворачивает цветастые полосатые паруса крыльев, что были днём оградою надувной площадки, и взмывает над ночным городом.
Парит меж огнями небесными и земными, купается в тёплой тьме, кувыркается в серебристых облаках над городом, пролетает под мостами, ныряет в непроглядное, чёрное зеркало спящей реки, что ночью обнимает небо...
Наутро, едва сонная медно-красная птица-солнце взмывает из вод реки, неспешно расправляя крылья, расцвечивая небеса алым, розовым и оранжевым, дракон, налетавшись, покувыркавшись в облаках и накупавшись вдоволь, возвращается обратно. Приземлившись, встряхивается, точно кот, потоптавшись, укладывается на песок детской площадки, распластывая мокрые крылья, и плоть будто истаивает, вновь обращаясь плоской пёстрой шкуркой.
Лениво переругиваясь сам с собой, складывает крылья и сворачивает хвост Змей Горыныч, наевшийся рыбы, которую стянул с оставленных рыбаками в прикормленных местах на ночь закидушек, - еще одна пестрая громадная шкура, каких множество в городе летним утром. И кто же поверит рассказам рыбаков, невзначай увидевших громадную морду, высунувшуюся из воды этаким водяным драконом луо и слопавшую весь улов?

Дети прыгают по нагретому солнцем батуту, чьи краски поутру ярки, как никогда, скалится приторно-сердито неподвижная драконья морда, а где-то на речном берегу тихо тает, смываемый волнами, глубокий когтистый след...

@темы: ...прозваньем - дракон, сказки города N

19:48 

Иной город

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

На рассвете, с первым лучом солнца, когда прячутся по темным углам-переулкам городские грезы и сны, в город приходит путник - яркая вышивка на коричневых одеждах, распущенные длинные волосы, смуглая кожа, гордый и хищный профиль - будто у хищной птицы. Остановившись в начале пустынной - выходной! - улицы, ведущей вверх от реки, улицы, где восходит солнце, достает флейту.
Прежде чем поднести к губам, ласково оглаживает светлое дерево пальцами. Ни один путник, ходящий по тропам - одно из тех странных созданий, что с рождения отравлены тягой к неведомому и слышат зов дорог, - не войдет в город, не представившись ему. В конце концов, это невежливо, особенно если ступаешь по тропам несбывшимся, какие всякий город бережет, являет не каждому...

Солнце, расправляющая крылья пламенно-золотая птица, отражается в окнах, заставляет их гореть червонным златом. Многоэтажные дома, пока на них не глядят, оборачиваются вдруг громадными старыми деревьями, потом вдруг над прикинувшимися зданиями деревьями вырастает отражением еще один город, и отражением кажется город на земле, а город над, город в небе - настоящим и единственным - волна изменений пробегает по городу. читать дальше

@темы: сказки города N, сказки, иные города

16:48 

О чём грезят метропоезда

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Описание: метро городская сказка

Творения людей, что верно служат им, - о чем могут мечтать поезда, мыслями, чаяньями, обрывками разговоров перевозимых во множестве людей - обретшие сознание, одушевленную суть?
"Девятка" с радостью рассказывает коллегам и печальным призракам, навеки привязавших себя к подземке, о боре, что был на месте шумного города, о маленькой деревеньке и городе Новониколаевске, о несговорчивом инженере, что проектировал мост через сибирскую реку - кто знает, был бы иначе город, мчался бы по рельсам сине-голубой метропоезд... "Девятка" помнит - памятью людей, памятью фотографий из архивов, копии которых прикреплены в салоне, - как начинался город, обрученный со своевольной рекой. Помнит оседлавших стальных птиц людей - настоящих людей - и тех, кто поднялся еще выше, чтобы достать до звезд. Поезд грезит о путях, что однажды упрутся прямо в небо - и всегда прибавляет ход, когда перегон ведет к Гагаринской, станции, так похожей на космический корабль (и далекие звезды-огни во мраке высоких сводов).
Стуком колес, рокотом мотора, голосом диктора читает напевные строки великого поэта, что узорно начертаны в салоне, резвый "двойка "- и мечтает о той самой осени, чарующей сердца и взгляды, о перекрестках осенних путей, что становятся судьбоносными.
"Двадцать второй", что носится стремглав по линии правого берега, левого вовсе не зная, грезит о небе, о золотой ордене-звезде - одной из тех, которыми украшена станция маршала Покрышкина, где парит под сводами маленькая желтая птица-самолет. И в грезах первый небесный поезд мчит сквозь облака, пролагая путь, ловя крыльями ветер, как одна из сотворенных человеком стальных птиц.
Меж небом и водой мчится по метромосту через Обь "восьмерка", приветствуя миганием фар встречный "тринадцатый", жалея лишь, что машинист не позволяет прибавить ход - тогда можно было б представить, будто и впрямь - летишь, и нет ничего, кроме ленты реки внизу и небесного моря сверху...
О многом грезят поезда...

Ночами станции таинственно-темны, едва-едва горят далекими звездами в выси светильники, ночами - иное время, время сказок и сказочных существ, и нет нужды таиться обитателям подземной железной дороги, тоннелей, станций и переходов. Голосами дикторов говорят поезда друг с другом, рассказывают обо всем, что слыхали днем, дивятся людям.
И вьется под сводами чистая, высокая мелодия флейты, скользят странные хрупкие тени - то являются фэйри метрополитена.
читать дальше

@темы: сказки города N, сказки

21:41 

Капля звёздной ночи

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
...Это был простенький такой кулон - гладкий камушек, тёмно-синий, почти чёрный, с блёстками где-то в глубине. Будто небо звёздное.
Славка в камнях не разбирался совсем - ни в каких. Что обычные, что драгоценные... Да и вообще, что он, девчонка? Но этот камушек обычным не был. Славка осторожно прижимал его, подвешенный на тонкий шнурок, через рубашку к груди, вполуха слушая учительницу, объяснявшую новую тему. Уравнения трудностью для Славки не были, и он отвлекался, пытаясь понять, как ощущается камень. Ощущался он как-то странно. Вот будто взяли кусочек прохладной осенней ночи, так по-особому пахнущей, сыпанули щепотку звёздного света, сделали камушек... приделали к нему колечко, чтоб носить... И подкинули на прилавок, где продавали всякую всячину, а мама долго выбирала себе браслет. Так долго, что Славка, соскучившись, принялся рыться в коробке, куда беспорядочно были насыпаны камушки. Разные - голубые кусочки бирюзы, какие-то прозрачно-белые с ломкой паутинкой внутри, один нежно-розовый, шёлковый какой-то с виду, синие с белыми пятнышками, зеленоватые, коричневые... И этот, оказавшийся на самом дне. Славка, едва дотронувшись, почувствовал: ему камень нужен. Вот нужен - и всё. Будто камушек сам позвал.
читать дальше

@темы: сказки города N, полуночные сказки

12:44 

Яблочный ангел

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Описание: признаться, я думала, что это сказка будет только о яблочном ангеле. Но она также о девочке Альке, месяце августе — вечере лета, чудесах и яблоках, самую чуточку — о кошках и, конечно, о Городе.
Посвящение: Эмберли.

Из золотого тёплого света августа и бликов сквозь кружево листвы, из упавших на Землю звёзд, из живого, кружащего голову яблочного духа рождаются яблочные ангелы...

Алька (за Шурку или за скучную громоздкую Александру можно было и схлопотать, а кулачок у Альки хоть и маленький, но крепкий) любила открывать новые земли. Вообще-то она мечтала объехать всё-всё и облазить самые интересные местечки, но, если поискать — то и в родном городе можно открыть и увидеть много интересного. А можно пройти мимо, как проходят взрослые, не замечающие ни тайны, витающей в тихих затенённых листвой двориках, ни уверения, начертанного дружественной рукой на стене «наступит утро, и темнота уйдет». И рожицу на трансформаторной будке на замечают, и небольшую пустую асфальтовую площадку за Оперным, которая явно для посадки НЛО, называют просто «бессмысленной площадкой», а посадочные знаки и записи приземлявшихся здесь инопланетян — каракулями хулиганов. И, не видя сложившей бабочкины кружевные крылья скамейки посреди шумного проспекта — поди отстала от своих, дело-то к осени, даже голуби собираются в стаи и носятся туда-сюда, наверное, скамейкам тоже хочется в тёплые края, — наступают прямо на улыбчивого белого котёнка, нарисованного мелом на асфальте... А ведь котёнок этот смотрит так лукаво, что, уж наверное, оживает ночами, как нарисованный котёнок Джельсомино, и гуляет по округе, успевая за ночь сделать все свои таинственные кошачьи дела. Или ходит по пятам за рыжим Городовичком, чья улыбающаяся рожица днём красуется то на плакатах, то на воротах детского сада, а то и на бортах неповоротливых громыхающих трамваев, — вот у кого дел-то невпроворот, присматривать за шумным, весёлым и своевольным, точно громадный сибирский кот, городом!
читать дальше

URL записи

@темы: сказки города N, дети, ангелы

18:35 

Небесный трамвай

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Примечание: по заявке Айхалли Хиайентенно "сказку про маленький трамвайчик, который мечтал летать. И однажды полетел..."

Жил да был в одном городе старый трамвайчик вишневого цвета. Когда-то он резво бегал по рельсам, развозя людей, а ныне лишь грустно следил за куда более новыми трамваями, стоя на проржавевших запасных путях, никому не нужный и позабытый, мок под дождями и зяб под навевающим сон снегом, который некому было с него счищать. Изредка более новые трамваи беседовали с ним; громыхающие неуклюжие угловатые трамваи — красные с белой полосой, сменившие когда-то собратьев трамвайчика, больше общались между собой и сетовали на нынешние времена и разбитые пути; ласково с ним обращался очаровательный кремовый трамвай, похожий на картинку, новехонький же желтый трамвай-иностранец с гармошкой (зачем трамваю гармошка? во времена старого трамвайчика гармошкой хвалились автобусы-икарусы, а порядочному трамваю она ни к чему, лучше уж еще вагон прицепить) надменно звякал на попытки заговорить с ним и отмалчивался, не удостаивая старика ответом.читать дальше

@темы: сказки, сказки города N

00:00 

Поезд к звёздам

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Когда полусонные пассажиры последнего поезда метро выбираются на перрон конечной станции, в передний вагон проскальзывает незаметно белая кошка. В депо проверяют вагоны — вдруг кто-нибудь заснул и проехал конечную станцию, но кошка будто растворяется в воздухе, оставаясь незамеченной, как умеют только они — кошки. Гаснет свет, уходят люди, а поезд остаётся ждать утра. Ровно в полночь в темноте вспыхивают янтарные огоньки кошачьих глаз, и, будто в ответ, загораются фары — сине-голубой поезд оживает и трогается с места. Поезд стремительно набирает ход, но в тот момент, когда нужно повернуть на кольцо, кошка издаёт странный мурлычуще-стонущий звук — и поезд сворачивает на лёгший в сторону путь — прямо в стену. И проходит сквозь стену, будто став одним из тех призрачных поездов, что никогда не придут к конечной станции, навечно оставшись в пути.
За стеной — бездна, расцвеченная огоньками звёзд...
Сине-голубой поезд мчится меж звёзд по сплетённым из лучей призрачным путям, мягким сияньем переливаются туманности, отражаются в стёклах окон и на гладком полу, как в воде. Белая кошка призраком сидит на сиденье, чтобы не ходить по звёздам, и смотрит в сияющую тьму.
Наутро смирный поезд снова подчинится рукам машиниста, но сейчас — ночь, где он вольный странник, призрачные тропы звёздных птиц, мерцание туманностей и блистающие огни звёзд, дивная музыка их душ по ту сторону слуха — только для него — и кошки.

URL записи

@темы: кошки, дети Мау, сказки города N

11:15 

Сказка о Городе N

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Любимому городу на Оби в день рождения


Город не спал — потягивался, выгибая горбами серые ленты дорог и спины мостов, встряхивал деревьями, смахивая серую пыль с пышной зелёной листвы, мигал даже от удовольствия фонарями вдоль трасс. Завтра — его день рождения, по улицам будут гулять нарядные и весёлые люди, бегать детишки с разноцветными воздушными шарами. Всё должно быть идеально.
Река плеснулась на оба берега, приласкала волнами — и стоящий на гранитном основании город чуть шевельнулся, неслышимо для человеческого уха мурлыкнув от удовольствия. Милующаяся в переулке кошачья парочка опрометью бросилась наутёк.
читать дальше

@темы: сказки, сказки города N

Осколки цветных витражей

главная