Записи с темой: сказки (список заголовков)
21:39 

Праздник для Города

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Традиционная, пусть в этом году чуть запоздавшая, потому как в этот день я работала, сказка для Города. Всякое последнее воскресенье июня мой Город празднует день рождения. В этом году передали штормовое предупреждение - дождь, ветер - но было неожиданно тихо и тепло, лишь поздним вечером облака окрасились алым.

Город радостно пушился цветами, развешанными на столбах и оградах, довольно шелестел листвой прорастающих сквозь дома деревьев в ожидании рассвета самого главного дня.
Перед главным праздником Города у Хранителя всегда много работы. Распутать все дороги, так и норовящие перепутаться, уговорить кое-как скрепляющие реальность, так и норовящую осыпаться осколками, мосты приводить исключительно на другой берег, а не куда-нибудь ещё (особенно алогребневого дремлющего дракона, новый в сравнении с прочими мост). Убедиться, что дома на месте, а все грани иного плана города, неявные, надёжно упрятаны (озорной Город упорно этому противился, а двойной комплект одни и тех же улиц с разными названиями и несколько отличными от людей обитателями, да ещё и спутанный в клубок, ввергнет обычных людей в смятение, это разве сказочникам все нипочём, они в благородной рассеянности и не замечают, когда грани переходят), а статуи-изваяния-резные фигуры-рисунки вернулись на свои места. Фейри-художник рисует, а рисунки его потом бродят в сумерках - ладно ещё, если зверь какой, пусть и сказочный, но плывущая по воздуху золотисто-зелёная, в сумерках почему-то цвета совсем не теряющая рыба непривычного прохожего может испугать...
Миг перед рассветом, сумеречно-прозрачный миг по воле Хранителя Города в канун праздника длится и длится. Сумерки - врата, щель меж мирами, а потому для Хранителя и всех обитателей иных граней это - время силы.

Тополь поблизости зашелестел листвой, шепча что-то невнятное.
- Кто завёлся? - переспросил Хранитель, утирая лоб - Город упорно отражался сам в себе, в клубке дорог-тропинок никак не удавалось найти конец. Хлопнула бабочкиными крыльями, приземляясь, перелётная скамейка, подставила сиденье уставшему Хранителю. - Диггеры? Так лето настало, чему удивляться! Не зимой же им заводиться.
читать

@темы: сказки, ...прозваньем - дракон, сказки города N

18:32 

Две звезды вместе сошлись

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Две звезды, что быть вместе должны...
Такое знают, чувствуют - и не нужно слов! - дивные ши.
Как быть, как вернуть половинку души?
И, совета спросив у мастерицы-лисы (племя это, как известно, и наяву сплетёт такие сны!), по снам людским бродит Кайя-ши. Поёт белая флейта, зовёт: "Вернись, приди!"
Чувствует Кайя-ши смятение - своё? чужое? - и не может найти, блуждая в отражениях-мирах людских душ единственную - ту, без которой не жить.
После сидит, обессилев, к берёзе-сестре прислонившись, под боком рыжая пушистая лиса клубком свернулась - греет. Далеко до силы старших маленькой ши...
Тихонько бормочут сочувственно мелкие духи, склонившись, гладит ветвями по волосам берёза.

Тай смотрит на людей, на мир вокруг - и будто спит наяву, сам - не здесь, не сейчас.
Почему - всё?
Возвращайся, приди, приди, - далеко-далеко поёт флейта во сне.
Так легко убедить себя, что там, на лугу - был лишь сон!
Как во сне, не разбить незримой преграды, увязнув, утонув в туманной зыби.
В самую короткую ночь вспыхивает в светло-сумеречном небе, июньском небе, не знающем тьмы, маленькая звёздочка.
"Звёздочка светлая, звёздочка ранняя..." - кутается в одеяло, сидя на балконе, Тай.
Было высказано ведь, пусть не вслух, желание души - обрести что-то, нужное больше жизни найти...
читать

@темы: сказки, лето, близнецы Июня, Хранители года

20:07 

Найти звезду

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Снова о хранителях июня :)

Летний ветер — озорной, бесцеремонный — приносит с собой запахи влажной земли, травы и цветов, толкает упруго в грудь, тут же ерошит волосы, и Тай жмурится, чувствуя, будто вновь повстречался с добрым другом. Но ветер приносит и беспокойство — оно в тревожных криках стремительных стрижей, оно в шелесте листвы, в дальних раскатах гроз, и Тай вновь и вновь бродит бесцельно по улицам, бессознательно сторонясь тех, где слишком много людей и машин.
Реальность выцветает, проступает сквозь неё иное, что Тай силится разглядеть — и не может.

От дождя становится почему-то легче, и Тай не спешит искать укрытие, хоть и вымок до нитки.
В дожде мерещится силуэт — одежды того, кто то ли видение, то ли сам — часть дождя, странны, переливчато-серебристы и струятся, будто вода, он ступает плавно и легко, будто скользит над мокрым асфальтом, поводит рукою, будто сплетая струи и дальние раскаты, — ворожит.
О ноги, возникнув прямо из дождя — совершенно сухая! — отирается маленькая полосатая кошка, заглядывает сочувственно в глаза.
читать

@темы: сказки, сказка о Дожде, лето, близнецы Июня, Хранители года

14:22 

Одуванчиковый лев

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Дорогое Мрзд сделало мне подарок ко дню рождения :)
Оказывается, маленькая одуванчиковая кошка не всегда к осени седеет, а потом разлетается легким пухом - до будущей весны. Иногда, в хорошее лето, кошка вырастает в целого одуванчикового льва, обзаводится вместо мягкой "детской" золотой шёрстки золотой же гривой (на ночь грива, как цветы одуванчиков, складывается, снова распушаясь с первыми лучами солнца) и серебристой кисточкой на хвосте.
Как японские кошки, у которых к тринадцати годам, как известно, раздваивается хвост, и вообще они становятся большими, сильными и демоническими :) Впрочем, у меня очень мирная и солнечная кошка. И ей для того, чтоб стать большой и сильной, не нужна обида, как японским ёкаям. Она вырастает в одуванчикового льва там, где кто-то счастлив и делится этим счастьем с другими.
Смотрите - может быть, и к вам в окошко дачного домика заглянет мордашка одуванчикового львенка, тогда попробуйте угостить его молоком :sunny:

@темы: кошки, дети Мау, заповедник чепушинок, визуализация, сказки

19:35 

Шоколадная ведьма

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
В Избранном моем симпатичные истории про ведьм, и мне прямо-таки захотелось общедайревского флэшмоба - пишущие, напишите свою сказку про городских ведьм :)
Порылась в собственных черновиках - и дописала наброски, сделанные после "Кофейной ведьмы". Там еще есть про ведьму Чайную :)


Домик был двухэтажным, узким, притулившимся меж двух новых больших домов — почему его не снесли до сих пор, ведомо было только его хозяйке. Ну а та была ведьмой, и как все её сёстры, не любила расставаться со своим.
Вместе с Шелери в домике обитали пёс Марс и неопознанная лохматая нечисть по имени Бабайка*. В конце концов, Шел была ведьмой шоколадной, нечистью она не слишком интересовалась, даже когда у неё завелась своя собственная.
Всякая ведьма занимается лишь тем, к чему лежит у неё душа — иначе дар попросту заглохнет. Ведьминский дар не может быть тёмным или светлым — он попросту делает ведьму ведьмой, а дальше всё зависит от неё. Выбирая путь, ведьма любовно выбирает себе имя — ибо данное при рождении никак не отвечает её представлении о себе.
Шел больше всего на свете любила шоколад — потому и имя себе взяла такое, окликни её сейчас по обычному, не ведьминскому имени — не оглянулась бы.
читать

@темы: собаки, сказки, ведьмы

20:45 

Ночь майского огня

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Вновь поворачивается Колесо, и лорд Май — зелены его одежды, под цвет глаз, в руке рябиновый жезл, лентами увит — ступает на землю, едва взойдёт луна, осияв землю чистым светом, и уходят леди Апрель с лошадкой (золотистые вербокотики стайкой бегут за ними). Распускается в лунном сиянии боярышник — белые лунные цветы.

Белый цветок — ключ ко вратам Светлой половины года.
Дева-ива держит жезл, пока Май опускает на сухой хворост цветок — и распускается ясный и чистый огонь.
читать

@темы: сказки, весна, Хранители года

20:57 

День вероятности встречи с динозавром

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Какова вероятность встречи с динозавром? Вы ошибётесь, если скажете, что это невозможно. Всегда есть две возможности: либо невероятное случится, либо нет. Пятьдесят на пятьдесят.
Он не соткётся из прозрачного воздуха, он просто будет тут, словно всегда был. Мало ли - шёл по своим динозаврским делам, а тут - человек.
- Здравствуйте, - скажу я, потому что сразу не найдусь, что сказать, мысли столпятся, не в силах решить, какой первой из них быть высказанной вслух, и вообще, надо же быть вежливым со старшими, а динозавры куда как старше нас.
Динозавр - самый настоящий, нагретые солнцем рыжие пластины причудливого двойного гребня, складки шершаво-чешуйчатой шкуры и острые шипы на хвосте - повернёт голову, взглянет вниз - и в его глазах будет бездна веков и юность звёзд.
Прекрасный земной дракон.
- Здравствуй, - скажет он рассеянно, ибо что ему дела до крохотного человека, у которого не то что шкуры толстой и рогов, даже шёрстки этих назойливых мелких теплокровных нет, но на вежливость надо отвечать вежливостью, если ты не хищный завр, конечно, тут уж не до экивоков, иначе без обеда останешься, да и вообще они дурно воспитаны. - Не правда ли, сегодня вероятность невероятного повышена?
И забудет тут же обо мне, обдумывая все вероятности мирового бытия, неспешно шагая - вздрагивает земля - туда, где средь улицы, вместо неё тают туманные плауны и деревья-хвощи, и папоротники, и что-то ещё.
Или же - твёрдая поступь, костяной воротник, три рога и упрямо загнутый клюв - рыцарь средь ящеров. Сам себе конь и рыцарь. Сэр трицератопс.
Тут уж и заговорить не решишься, едва успев отскочить с его пути, - мало ли что благородный рогатый сэр сочтёт оскорбительным, нрав-то у него крут.
Пойдёшь на пляж - дикий, как никем не прирученные динозавры, берег крутой и трава вместо песочного пляжа, дно сразу уходит вниз, в темноту, - а из воды - голова на длинной шее. На высоте пятиэтажки. К шее и голове, конечно, прилагается спина - этакий затонувший лайнер.
- Ты уж извини, - скажет виновато брахиозавр, прожевав пучок водорослей, - место занял. Не знал, что твоё.
- Тут вообще-то купаться запрещено, - замечу я.
Брахиозавр изогнёт немыслимо шею, разглядывая указанный знак. Промолвит задумчиво:
- Но ведь тут ничего не сказано про динозавров...

Стою перед дверьми и думаю. Набираюсь решимости сделать шаг.
Вероятность встретить за ближайшим углом динозавра пятьдесят на пятьдесят...

@темы: сказки, КаленДарные сказки

19:40 

Последние приключенцы, часть вторая

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Персонажи: рыцарь, маг, гоблин, конь
Содержание: продолжение приключений команды. Ведь в этом мире четверо, собравшиеся вместе, прямо-таки обязаны найти себе подходящее приключение...
Примечание: продолжение истории "Последние приключенцы", вновь на заявку Хикари-сан, придется выкладывать маленькими кусочками, иначе я вовек это не напишу, а совесть слопает окончательно :)
Картинки приветствуются))

часть первая, где рыцарь отправляется в квест, а конь занимается воспитанием хозяина

@темы: сказки, рыцари

13:15 

На краю февраля

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Прим: рогатый лев взят из китайской мифологии, там он прозывается байцзе и считается очень мудрым и всеведущим зверем. Про крылья там ничего не говорится :)

Король, снежный король, владыка зимы — серебро волос и мерцание расшитых серебром и зимними драгоценностями длинных парчовых одежд, злой меч на поясе, стоит на краю февраля. Март заметает снегом, март морозен, и хлопают крыльями снежные птицы под синим строгим взглядом короля. Зима — его пора, и поискам помеха весна.
Спит лес за спиной — ели, тёмное в седом серебре, старые дубы, тонкие рябины — кровь алых ягод на обледенелых ветвях, можжевельник переплёл ветви оградою от чужих.
Северный дракон — холодное пламя — по границе неба бродит, распахивает крыла зелёного зимнего огня, дрожит меж звёзд неслышный зов.

Зима дышит, звенит льдисто, хрустально поёт.
Морозный туман укрывает плечи короля плащом.
На прядях белого серебра короля-колдуна не тают снежинки, синевой древнего льда мерцают глаза, и поют под рукою ледяной флейтой злые ветра.

Король ищет того, кого давно потерял, кто дороже слишком тяжёлого венца, ищет сквозь ветра и снега.

Тоскует покинутый замок — ледяной клинок в небесах, складывают крылья у пристаней снежные корабли.
Зима шепчет за спиной — шёпот её льдисто-прозрачен: «Я всегда с тобой».
Ветра свиваются за его плечами, послушными псами ложатся у ног.

Король поёт, зовёт — северный ветер подхватывает слова, повторяет имя, вопрошает: «Когда я дождусь тебя, мой брат?»
Злой меч на поясе звенит.

Быть может, потерянный сейчас ходит средь людей?..
На Земле проходят века, раз за разом тают снега.
Средь людей — как найти того, от кого остался лишь образ и ласковое имя? А зима кажется так коротка! Поиски тщетны — средь огоньков тёплых душ-птенцов нет той единственной, родной души.

Снежный король замер на краю февраля, на границе зимы. Глаза его темны и пусты.
Алая кровь на снегу тщетно поёт серебром — тот, кому предназначен зов, не слышит его.
Печаль короля поёт, отзывается хрустально зима.
«Помни о народе своём, о король!»
Быть королём — чувствовать радость полёта птицы снегов, ощущать азарт снежных волков, слышать, как звенит замёрзший водопад, быть всем и каждым... отдавать себя целиком.

Горит костёр холодный, танцуют духи в масках у ледяного огня.

Белый, белее снега, сияющий чистым светом бредёт понуро громадный зверь — снег гривы и крыл, хрусталь почти оленьих рогов, а венец в любом облике с ним, — вступает на Мост. Воздух дрожит, искажает, плавит силуэт.
Львиных следов на снегу и вовсе нет.

Там, куда король уходит — вечно зима.
А в небе тоскливо кричит белая птица, не помня себя.

вариант короткий, почти-белый-стих

@темы: снежный король, сказки, зима

18:36 

Единороги верят в нас

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Перевод строк песни "Последний единорог" достаточно вольный, но общий смысл сохранён :)



Верьте в единорогов, как они верят в нас. Белые, строгие, глаза звёздные — они ступают осторожно по чьим-то снам. Зимние единороги, очи звёздные, в гривах долгих снежного серебра — бусины хрустальные, искры пламени фонарей тёплого. То постарался фейри одинокий, которому не сидится в холмах. Фейри (нарисованные сны, полосатый берет и шарф, кем-то подаренный, пальцы озябшие и осеннее злато в крови) бродит по городу зимнему, рисует на задних стёклах спящих машин рожицы чудные и забавных зверей, на окнах — узоры и вечные цветы.

В сумерках синих пасутся на снежных цветах, под луною цветущих, единороги — белым-белы, копыта раздвоённые, рога витые алмазные, собою чисты, как едва выпавшие снега.
Напившись Имболка молока, чья-то рогатая мечта ветра лихие февральские усмиряет тихим ржанием и взмахом львиного, с кисточкой хвоста. Ветра дикие ластятся котами призрачными, громадными к шёлковым, атласным бокам. Фейри-художник расчёсывает гривы нежного серебра, называет по именам, напевает тихонько: «Исчезнут звёзды и луна поутру, будущее незваным гостем придёт, но взглянув в небеса, увидишь средь облаков сиянье его — ступает в выси последний единорог...»
Где-то песне вторит белое дерево, что вечно спит (на ветвях его — звёзды, чьи-то нерождённые мечты, а у корней — зверь крылатый невиданный, что и во сне древо хранит) — может быть, единороги — тоже его сны...

В лесах древних, позабытых спит тайное волшебство. Птицеглавые звери, пение ледяного водопада хрустальное, человечий печальный лик Оленя и луна меж его рогов. Лес средь улиц прорастает, лишь с утром туманом истает морок.
Звёзды с еловых ветвей опадают, рассыпаются под ногами искрами серебра. Поёт фейри, заплетает гривы долгие, глядится в единорожьи глаза.
Верьте в единорогов снежных, зимних, нежных, что гуляют во снах, верьте в них, потому что они верят в нас.



@темы: счастье - есть, сказки, зима

20:26 

Подарок для Морры

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Туу-тикки не боится Морры, до страха ли, пока целый мир живёт - звенит льдинками, ветрами поет, а там - снежная буря идет, и Снежная лошадь Деву везёт. А Морра бродит кругами по Муми-долине, будто изваянной изо льда, вздыхает тихонько - костры все гаснут и гаснут, а внутри - холодная пустота. Тщетно Морра ловит и ловит отблеск чужого костра, - так и не узнать тепла никогда. От одиночества и страха чужого Морра растёт, вскоре уж станет как гора - она, быть может, предпочла бы булочки с корицей, но рядом с нею замерзают звери и птицы, не зажечь и крохотного костра - какая уж тут нормальная еда!
Зимний ветер волчьими голосами поет, море беспокойно спит подо льдом, и, быть может, все мы - лишь его сон.
Морра бродит, чует страх - вот-вот сама волком взвоет, такая тоска! Одинокий огонек сияет сквозь мрак - окошечко купальни, будто тёплый маяк. Морра заглянуть в окно норовит - разноцветна слюда, а по стенке тонкой тут же ползёт полоса льда.
Туу-тикки бестрепетно выходит на порог; вот уж кому Морра не Морра - всё равно.
Туу-тикки вручает мандаринку, и съёжившийся, бывший громадным призрак растерянно принимает дар.
- Съешь-ка, - Туу-тикки говорит, - такая нынче пора. Счастлив должен быть всякий, пока горит в небе Звезда. А хочешь погреться - добро пожаловать сюда.
Морра смущённо уходит во мрак и бродит, слушая ветра, но мандарин в ладонях греет лучше любого костра.
"Такая нынче пора", - шепчет Морра беззвучно. Всего-то раз не пожалели тепла...
Морра у берега садится, слушает, как поёт Туу-тикки - о звёздах и море, что как небо зелено, о китах в вышине и драконах зимы; где-то невдалеке мнится цокот копыт.
Солнце всходит, поодаль щурит льдистые глаза зимний дракон - переливаются, сияют в шкуре алмазы и жемчуга.
Рыжий мандарин сияет ярче зеленоватого морского льда.
(К весне из бережно хранимой мандаринки непременно выведется лиса.)
Рыжая, как солнце, Морра счастливо глядит в небеса.

@темы: зима, Муми-дол, сказки

22:00 

Ночь волшебства

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Морозной ночью серебрится в свете луны снег, тишина обнимает мир мягкими лапами.
Синеют глубокие отпечатки в снегу — они остались от игр ребятишек днём, и лишь в эту пору становятся иным. Рождаются из снега снежные ангелы — белоснежные пушистые крылья, синие льдинки-глаза, инеистые рубашки до пят, а сами росточком меньше ребёнка — и нет больше следов-отпечатков в лохматых сугробах (сами сугробы ночью этой бродят снежными зверьми, ступают важно льдистыми лапами, встряхивают снежными синеватыми гривами, где запутались разноцветный серпантин и конфетти из хлопушек). Снежные ангелы расправляют крылья, обвязывают себе шеи серебристой мишурой вместо шарфиков, вспархивают стайкой — ровно метель на миг поднялась, тут же унявшись. Снежные ангелы ловят огоньки мерцающих праздничных гирлянд, собирают пушисто-рыжий свет добродушных фонарей, что похожи на изысканных зверей-жирафов, ткут серебристое невесомое кружево, вплетают в него запутавшееся в ветвях наряженной ёлочки детское ожидание чуда, раскидывают вуаль над спящим, зарывшись в снег, городом, а сами взлетают выше, выше над домами — и самый высокий из них начинает казаться не выше вон того дерева.

Звенят, рассыпают серебряную пыль, в которую обращается снег в их ладошках — чтобы всем снились добрые сны в эту ночь, чтобы забылось всё дурное, чтобы в каждом сердце расцвёл дивный цветок.
Рыжие фонари кивают головами в снежных шапках и, кажется, тихонько мурлычут, хоть и не умеют этого звери-жирафы, даже волшебные, и от тёплого их света рыжеют постепенно кудри снежных ангелов. Понизу бродят снежные звери-сугробы — залежались за день.
Ангелы, утомившись, качаются на ветвях — снег осыпается с веток, распушается, распускается дивными снежными розами.
Ангелы радостно хлопают в ладоши, подумав немного, дуют на деревья, касаются веточек — ясна, морозна тихая ночь — и серебряными становятся деревья, мерцает серебристое кружево ветвей на фоне тёмно-синего неба, и звёзды путаются в нём.
А потом загорается одна, та самая звезда — и из лучей её и чистого снега плетут снежные ангелы мост; уходит прямо в небо, тёмно-синее, бездонное, расшитое серебром, тот мост, кто ступит на него, никогда уж прежним не вернётся. А уж что увидит там, куда мост его приведёт — не расскажет никому.
Ляжет дивный кружевной мост через всё небо, а началом — к твоему окну. Иди на свет Звезды...
Тиха, морозна ночь, чистым белым пламенем объят мир. Звёзды цветут в тёмной морозной глубине, снежные цветы на Земле. Рождаются чудеса в снежной тишине — сперва робкие, несмелые — чтобы расцвести потом в душах людских.
Качаются на серебристых ветвях снежные ангелы — на звон колокольчиков, на переливчатый свист птиц, на журчание ручейка похожа их радостная речь, но сейчас они молчат, чтобы не спугнуть главное чудо тихой ночи, что вот-вот расцветёт.

* * *

@темы: сказки, зима, ангелы, "Небывалый ангел"

18:23 

Мостодень

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Мосты, что появляются осенью тут и там, соединяют берега разных миров — следует подумать не единожды, прежде чем ступить: готов ли оказаться там, куда мост тебя приведёт?..
Мосты любят путешествовать, но лишь осенью, в пору открытых дверей и троп могут это делать. Оттого осенью никогда не знаешь, на какой берег попадёшь, пройдя этот мост. Мосты мнят, что им — знать лучше, где тебе надо быть.
Такие разные — каменные, деревянные, стальные… каждый — тропа в иной мир, у всякого свой нрав — один упрямо будет приводить тебя на тот берег, и больше никуда, а иной вовсе заведёт неведомо куда. И поди потом выберись из этого «неведомо». Впрочем, а захочется ли? Может, и правда, мосты приводят туда, где тебе должно быть. А «неведомо» может оказаться ужасно интересным. Хоть раз в жизни его, это «неведомо», увидать собственными глазами! Мосты очень любят таких любопытных, мосты скучают — ведь нет ни одного, кто понимал бы их, слышал медленный разговор. Лишь вечный бродяга, любитель незамысловатых песен, сыгранных на губной гармошке, друг обитателя тихой и уютной долины, немного понимает их. Он ведь тоже вечно стремится к другим берегам…
Мосты разные — дружелюбные и не очень, вредные и легкомысленные (это каменные старые — основательные и солидные, а какой-нибудь из новомодных стеклянных — так у того вечно ветер сквозь опоры, да и опор тех всего ничего…)
Иной так мнит себя драконом — погляди, как горделиво выгнул каменную, поросшую мхом спину над чёрной осенней рекой (на дне — затонувшее злато листвы, драконье сокровище, диво ли, что мост мнит себя драконом, злато стерегущим?)! Наверное, средь них есть и те, кто был когда-то драконом — да так и уснул навсегда. Драконы ведь каменеют, умирая. Может, они, для кого не преграда грани меж мирами, прокладывают тропы и во сне. Пусть и каменный этот сон.

Может, мостами становятся иные из бродяг, кто не в силах был усидеть на месте, кого звали дороги и перекрёстки — лишь так могли продолжить свой путь. Кто знает?..

Мосты — живые, и странно вздрагивают перила под ладонью. Кажется, вот-вот услышишь — и поймёшь... Но лишь по-прежнему поёт ветер, бормочет что-то река или шумит городская магистраль.

Мосты не теряют надежды найти того, кто будет понимать их и рассказывать им истории о тех мирах, куда они приводят.

@темы: сказки, КаленДарные сказки

18:24 

День рождения Оле-Лукойе

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Для историй у меня скопилось уже несколько замечательных тем-праздников из волшебного КаленДаря, но из-за моего графика все они выкладываться будут теперь уже не в срок))
Прим: из зонтика Оле-Лукойе у меня почему-то вышел каракаса-обакэ - вполне себе симпатичная нечисть из японского фольклора. Да и фонарик тоже оттуда, даром что не бумажный, как в оригинале.
Стиль любимого сказочника выдержать мне не удалось - что поделать, у меня уже есть свой собственный.


Рядом с Оле-Лукойе даже вещи — говорливы, всякая свою историю рассказать норовит; на то он и сказочник, чтоб мир рядом был таков, каким бывает разве во сне. Создан-то он был сразу волшебным, да вот беда — наяву в волшебство люди верить разучились, так что только сны и остаются. Ведь волшебству тоже где-то надо случаться. Принцы, принцессы, море, что является прямо к твоему дому, принося с собой великолепнейший корабль — целое путешествие можно совершить, а наутро — снова в кровати, говорящие птицы и звери, чудесные страны. Ну не повод ли ждать ночи с нетерпением?
Оле-Лукойе, что приходит к добрым детям (даже если они давно уж выросли), выглядит, как ему вздумается, и даже кафтан его меняет цвет — ведь волшебство никогда не бывает одинаково, а уж Оле-Лукойе совершенно точно волшебник, пускай бороды у него обыкновенно нет, да она ему и ни к чему. В старые времена он носил и другие имена, и кем только не был — в старые времена и мир был иным, что тут говорить!
читать

@темы: КаленДарные сказки, кошки, дети Мау, сказки

20:37 

Не то, чем кажется

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Не слишком уверена, что история подходит именно для этого дневника, но пусть пока будет здесь.
Примечание: было написано на ФБ-2017, бета Хикари-сан

Город. Скопление многоэтажных зданий и ярких, зазывно горящих витрин, редкие робкие вкрапления частных домов — кусочек деревни посреди шума современной цивилизации, — бесконечные ленты дорог. Почти живое, почти одушевлённое создание, что никогда не спит. Спешащие люди не дают себе труда задуматься над тем, что город такое на самом деле. Какой он на самом деле. Не дают себе труда взглянуть краем глаза, чтобы увидеть то, что совсем рядом — неявное.
читать

@темы: сказки города N, сказки

20:13 

Тропы в тумане

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Опять-таки написано по чужому циклу о временах года и их стражах - с изрядной примесью моих собственных. Писалось в подарок автору цикла.
Примечание: мир не вполне мой, я попыталась увидеть чужой, этот вариант - с изменениями.
Пояснение: читать дальше

Черны воды ноября, песни ветра, трав седина, умирает осень и плачет, замерзая, птица дождя.
Пора Безвременья, пора одиноких душ, тьмы, прорастающей в сердцах и огня, рождённого средь холодной ночи, того, что обережёт и укажет путь, и пора другого огня, что горит в глазах Гончих и Диких Охотников — гибельное пламя, в котором сгоришь безвозвратно.
Люди собирают осенью урожай, но и Та Сторона собирает свою жатву, приходят оттуда те, кто был задолго до первого разведённого человеком костра, и плачут дети в колыбелях.

Осенние разжигают костры, и они становятся маяками для потерянных, а какие-то костры просто рождаются сами собой, прорастая, будто поздние цветы, распускаясь среди туманной мглы.
читать

@темы: странные рассказки, сказки, Хранители года, Дикая Охота

17:04 

День трамвайных поездок

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Трамваи ходят каждый день. Работают, будто смиренные лошадки. Терпеливо ждут опоздавших на остановках, звенят на поворотах, прося освободить дорогу. Работают допоздна, тихо дремля ночами (в тёмных окнах отражается луна, и трамваям снятся сны о рельсах, уходящих прямо в небо, и звёздные поля вокруг, и вьющийся рядом игривый ветер) — и ни капли волшебства. Лишь иногда затуманиваются невесть отчего круглые фары-глаза, и вожатый, недоумевая — верно, роса, — смахивает капли воды ладонью. Но в один-единственный день трамваи обретают свободу воли — и вожатый им ни к чему.
Может быть, на пустынной узкой улице, где глядят двухэтажные домики окошками зашторенных глаз друг на друга и никогда не было рельс, может быть, на позабытом старом мосту, где даже поручни витые порыжели, а внизу совсем измельчала прирученная городская река, прозвенев, остановится вдруг рядом трамвай (дуга, кажется, просто упирается прямо в небо, безо всяких проводов, пути же исчезают вслед за вагоном) и распахнёт двери. Прижмурит круглые фары-глаза.
Поколеблешься — закроется дверь и трамвай уйдёт, а где-то не дождутся тебя. Ведь любая дверь распахивается лишь раз в жизни. Осмелишься, возьмёшься за странно тёплый под рукой, будто живой, поручень — и подмигнёт рыжий поворотник, будто ободряя.
Стучит алый, будто закат, трамвай через иные миры — разматывается клубок рельс, что тоже ведь Путь. Сядешь, если сердце зовёт куда-то — и сойдёшь неведомо где… Может, там, куда стремится сердце, а может, там, где должен быть, сам о том не зная. Ступишь на мозаичную мостовую или на истёртую многими шагами брусчатку, окажешься на позеленевших мраморных ступенях неведомой библиотеки, а то и вовсе — на пустынной станции (или же лишь призраке её), где гуляет ветер, — трамвай уйдёт, оставляя пенный след, по рельсам, лёгшим на воду, а в небе вместо луны — сияющее кольцо от края до края.
Сойдёшь где-то далеко — тихонько закроет двери трамвай и поедет прочь, тая на ходу, будто чей-то обман. Лишь, затихая, укатится эхо звона.
Однажды трамвай вернётся, но не будет тебя.
По Пути можно пройти лишь вперёд, назад — никогда.

@темы: сказки, КаленДарные сказки

21:41 

Драконы Осени

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Упавшие звезды становятся сердцами драконов — оттого они не принадлежат ни к зверям земным, ни к птицам небесным и вечно стремятся в небо, где родились их сердца, и оттого горит у них внутри яростное, негасимое пламя — пламя звёзд. Осень тоже горит огнем, пусть и осыпается это пламя потом белым пеплом снега, но оно — живет. Драконы сжигали когда-то поля и города — живое пламя не удержать, оно жжёт изнутри, оно рвётся на свободу — и не всякий дракон сумеет себя обуздать, стать тем, кем должен быть — звёздной птицей, которой открыты все пути. Драконы — ушли, драконы укрылись не где-то, а в когда, совсем рядом и далеко бесконечно.
Они — в осени, они — сама осень, пламя, объявшее мир.
Туман — взгляд их, в котором тонут слабые души, взмах крыла — порыв ветра, срывающий пламя листвы, колкий, ранящий свет осенних звёзд — музыка душ их.
Осень горит драконьим пламенем.
Вон там, в тумане, таится угловатый силуэт, и ранит серебро взгляда.

@темы: ...прозваньем - дракон, сказки, осень

21:20 

Ночь Охотника

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
На самом деле, тут смесь моих "Хранителей года" с циклом о временах года другого автора. Писалось некогда с его разрешения и ему же в подарок.

Примечание: еще одна самайнская сказка, смешение разных легенд о Дикой Охоте

В канун Самайна истончаются грани между мирами, призрачной становится сама реальность, тени бродят средь живых, а средь живых ходят те, чьи души мертвы, - законная добыча Дикого Охотника.
читать

@темы: сказки, призрачные грани, Хранители года, Дикая Охота

09:52 

Ведьмин кот

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Описание: У всякой ведьмы должен быть чёрный кот. Или у всякого чёрного кота должна быть ведьма?..
Примечание: 1. Был написан в подарок на день рождения для Эмберли, выложен на ЗФБ-2017, бета Санди Зырянова
2. поскольку отчего-то никто не понимает: полное имя - Алишия, сокращённо - Алиша. Это не ошибка и не опечатка.

Быть куратором ведьмы — неблагодарное и опасное дело. Поэтому в кураторы идут исключительно коты. Конечно, бывают и исключения, но котам обычно легче совладать с магией подопечных. Для тех, кто все ещё не понял, поясняю. Каждой ведьме полагается чёрный кот, и каждая ведьма уверена, что этот кот — забавная зверушка, если повезёт — ещё и фамильяр, усиливающий её собственную магию. И, конечно, всякая ведьма полагает, что это она заводит себе кота. Потому что так полагается. На самом же деле это мы, чёрные коты, заво... специализируемся на людях с экстраординарными способностями и с давних времён приглядываем за ними.
изображение

@темы: кошки, дети Мау, ведьмы, сказки

Осколки цветных витражей

главная