Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: луна (список заголовков)
00:31 

Золотой корабль в небесах

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Убывающая луна похожа на сказочный золотой корабль,
Она неспешно плывет сквозь море грез..
(с)

Величайшей драгоценностью были живые корабли, уважали безмерно выращивавших такие корабли мастеров, и честью был павший на человека выбор самого корабля. Дивные золотые корабли сами выбирали себе капитанов, и никто иной, кроме выбранного, не взошёл бы на мостик.
Почувствовать крылья парусов, прохладные воды моря, ласкающие борта, узнать радость вечного стремления вперёд - этот дар преподносил живой корабль своему капитану, деля с ним душу. Стремительные золотые корабли рассекали воды сине-зелёного моря, никому и никогда не дозволяя себя нагнать, и ничему так не завидовали соседи, как умению народа островов. Мастера растили не живую вещь - у кораблей были разум и душа, и душу они делили со своим капитаном.
читать дальше

@темы: луна, легенды

URL
21:48 

Две луны

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Волчья луна
Трескучи январские морозы, глубоки снега. В вышине сияет Волчья луна. Январь — темные ночи и глубокие снега, холодные ветра, увитые вьюгами. Время Волчьего солнца, время волков.
Неверна волчья судьба, жестока свобода, и нет дороже её.
Седы от инея волки, мерцает в снежной круговерти янтарь волчьих глаз... Горит в небе бледноликая луна, страж волчьих навечно ей отданных душ.
Пойте, о волки, хвалы Призрачному Солнцу ночи!

Цветочная луна
читать дальше

Прим: названия полнолуний

@темы: странные рассказки, луна, волки

20:31 

Ежевичная Луна

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Продолжая лунную тему (раз, два)

С заходом солнца, в сумерках возвращаются в небесные закатные замки фэйри, а над уснувшей рекой плывут туманные корабли - призраки чьих-то снов; быть может, они - сны мира.
Нальётся цветом бледный призрак в небе - и вот уже Ежевичная Луна осияла бархатную тьму ночи.
Путается в шёлковом ковыле лунный ветер (и лунные рыбки снуют средь седого, лунного ковыля), сходят с ума сверчки, перебивая друг друга, сочиняя симфонию лета. Средь зарослей ежевики по речным берегам бродят ежевичные лисы с фиолетовой шёрсткой, и дремлют, клубками увернувшись вокруг колючих стеблей, крохотные ягодные драконы.
Ежевичная Луна!
Чайки ночами оборачиваются людьми - тонкими, златоглазыми, и перья в их волосах, а голоса высоки - и возвращаются в города, что всплывают из озёр.
Гоняют взъерошенных-светящихся (гроза идёт!) мышей*, танцующих вокруг больших камней, седых от лунного инея, катурраны, гневно клекоча. Мыши не боятся, мыши отважно огрызаются - в эти ночи помнят, кто они есть, дети грозы и земли. Мышиноглавая забытая богиня кружится в древнем танце, не приминая травы, и скользят призраки, чьё время - лето, вторя её движеньям, и серебрятся размытые силуэты духов рек и озёр.
Тропинка средь высоких трав уведёт в безлюдье - туда, где нет людских городов, где танцуют духи, призраки и забытые боги, а в небесах танцуют с грозой громовые птицы.
Ежевичная Луна...,
Плывут сквозь ливни и грозы людские города подобно кораблям; быть может, и они - чьи-то сны?..
Птица-зарница простирает крылья в ночном небе - где-то далеко небеса раскалывают молнии, открывая врата на ту сторону, и стражами кружат рыжие, серые, полосатые крылатые дети кошек и орлов, родичей громовых птиц, - катурраны, отпугивая незваных гостей. Те, что рядом - нынче их время. Каждое озеро нынче - очи мира, и мир смотрит на нас.
Ночи пахнут травами, грозой и дождями - и ежевикой, ночи - звенят, поют голосами птиц, стрекотаньем сверчков, звучат вечной мелодией грез дождя.
Луна в небе - гигантская ледяная ягода; крадутся рядом лохматые тучи, окутываются блистающими молниями.
Приходят в далекую гавань туманные корабли.
Ежевичная Луна, Луна Грозы...
...Вспомни студёной зимой песнь летней июльской ночи - и тепло согреет сердце.

пояснение

@темы: сказки, луна, странные рассказки

18:03 

Луна Яблок

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
В свете Яблочной Луны яблоки обретают истинную суть - съешь одно - и ты бессмертен, другое - и старый становится младым, а сорвешь и надкусишь вон то - познаешь тайны мира. А вон то, маленькое золотистое - поможет видеть неявное - танцующие в лунном сиянии над серебром трав крохотные фэйри, девичий лик в яблоневом стволе (и вот уже яблоня оборачивается стройной девушкой), призрачных диковинных зверей и птиц.

И явным становится в свете Яблочной Луны волшебный остров Яблок (или же тот остров, где бел-горюч камень с выбитыми затейливыми надписями на нем, могущий обернуться вдруг Вратами). Ждет где-то в тумане, что поднимается над водой, маленькая лодочка, и позови - отзовутся небывалые водяные кони, отвезут на остров, где яблоня склоняет ветви над источником мудрости, там, где спит под холмами благородный король со своими верными рыцарями, что проснутся, когда позовет рог. А быть может, правят там прекрасные король с королевой из народа, что боится хладного железа.

Яблони мира людей в ночь Луны Яблок могут стать вратами - если найти старую яблоню, тихо-тихо сидеть под ней, можно увидеть кавалькаду эльфов - прекрасные всадники и всадницы на белых конях; если же выдашь себя хоть движением - заберут эльфы с собой, заставят отгадывать загадки. Не ешь, не пей эльфийской еды - иначе навек останешься под холмами; отгадаешь - получишь награду (берегись коварства эльфов, обманывающих правдой!), не сумеешь отгадать загаданного - будешь служить дивным, пока не наскучишь им - мало кому дан дар Томаса, очаровавшего саму королеву эльфов!*

Тихо осыпается звездная пыль, что по весне распустится белоснежным яблоневым цветом.
Висящая в небе луна - бледное яблоко, и яблоками благоухает, дышит эта ночь.

примечание

АПД от полнолуния сентября: пропущенная сентябрьская Луна Песен, Сказаний и Урожая будет теперь уже после ЗФБ, ибо зарисовка развернулась в осеннюю сказку.

@темы: сказки, луна

19:26 

Луна Безвременья

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Луна громадна и близка, лунный свет обманчив, бродят по искрящимся снегам миражи.
Только сейчас видна истинная суть луны - свернувшаяся клубком белая драконица мирно спит в небесах, и отражённым светом горит чешуя - белым, золотым, а порой - голубым и алым.
Родичи её давно ушли по звёздным тропам дальше, а она, одинока, спит с незапамятных времён в холодном небе, ожидая неведомо чего.

Луна-драконица освещает бездну, над которой замер мир - вот-вот оборвётся, чуть подтолкни, или же двинется дальше, - в бездне клубится туман. Туман шепчет голосами безликих теней тех, кто ушёл и тех, кто еще не родился, туман - граница между прошедшим и ещё не совершённым, а настоящего здесь вовсе нет.

На краю замер белый олень со всадницей, горят золотом глаза седых волков - свиты Кайлэх, - вот-вот лунный свет ляжет белой тропой, единственной, что ведёт через бездну тёмного безвременья ноября.
Если суметь разглядеть такую тропу, ступить на неё... Позади тонет в море Кер-Ис, а в озере звенят колокола белого Китеж-града, впереди - взмывают в небо корабли, и звезда послушно ложится в ладонь, посредине тропы - ты, и волен сделать шаг.
Пройдёшь до конца - и можешь оказаться когда и где угодно - даже в свершившемся, что никогда не было совершено, или в зыбком многоликом несвершившемся, что ветвится от основной тропы множеством тропинок.
Не гляди по сторонам, не слушай шёпот тумана - и, может быть, дойдёшь, куда стремишься. Времени нет - и возможно всё. Пока время не проснётся, а у Врат не очнётся Страж.

Обледенели, переродились в зимнее холодное пламя путеводные костры осени. Забились в холмы Коты фэйри, Кат Ши, что любят тепло, зато с первой метелью приходит, спускаясь с гор, вольно гуляет тролльский кот зимы, Йольский кот - чёрен, лохмат и дик, ловит снежно-лунные бродячие миражи и падучие звёзды, заглядывает в окна домов.

Однажды Солнце станет ближе, и белая драконица, согревшись, проснётся, распахнёт крылья - и больше не будет ночного светила у Земли.

Белый олень Кайлэх, Госпожи зимы, ступает на бледную неверную тропу лунного света, расправляют крылья снежные птицы.
Луна Безвременья и Белых Троп горит в тёмных небесах.

Пояснение

@темы: сказки, луна, кошки, дети Мау, ...прозваньем - дракон

01:16 

Снежная Луна

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Снежная Луна глядит сквозь завесу метели.
Беснуются вьюжные крылатые кони, чуя мороз, Лорды-рыцари снежные, морозные пускаются в путь.
Метель укутает мир - то скачут мимо вьюжные кони лордов зимы.
Кони, промчавшись, взовьются в небо, обернувшись птицами - лишь снежные перья кружатся. Из-за хмурых туч на миг выглянут звёзды: звёздный всадник на драконоглавом коне-всполохе, коне-сиянии едет по ледяному небу - и стражу ему нести до скончанья веков.

Мир - храм снежный, чист и свят; в такую пору творится волшебство. Бродят по снегам звери волшебные - льдистая шкура, снежные крылья, горит зеленое пламя в глазах.
Падают звёзды, плавя снег; из них родятся зимние драконы - звёздные сердца и броня изо льда.
За метелью - клубятся серебристые облака: то вдали сотканный из снега волшебный город поднимается к небесам: на стенах - звери-стражи, хрустально-льдистые башенки, из снега мостовые и снежные дома, ледяные сады, на главной площади - зеленопламенный фонтан. К городу через безвременье ведёт единственный мост, меж двумя Лунами, Путей и Снегов, сплетён из света. У башен привязаны снежные, льдистые крылатые корабли.

Некогда они были рождены снежными птицами, а потому крылаты и летучи, их причалы - самые высокие башни Города. Корабли те никогда не опускаются наземь, они из тех времен, когда птицы вовсе не садились на землю.

Вот-вот снежная завеса метели расступится на миг, покажет звёздной гавани серебро, зимние корабли, и вспыхнет ледяной многоцветный маяк.
Горит зимнее, ледяное пламя для тех, кому некуда больше вернуться, обращает души хрусталём. Хрусталь тонко звенит.
От края мира, от начала веков ледяные Лорды королевы Зимы глядят на нас.
Горит холодная Луна Долгих Ночей в небесах - пора-меж-временами, пора волшебства.

Гуляет по снегам то, что было никогда.
Уходят снежные корабли в позабытые места.


@темы: сказки, мелодии иных миров, луна, зима

01:00 

Морозная Луна

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Время холодов, время ясной ледяной небесной сини и светло-хрустальных дней - по земле ступает Январь, старший из лордов королевы Зимы, лорд несбывшихся надежд - морозный туман одеяний, расшитый ледяными алмазами, строгий бледный лик, седая коса и сребристый древний лёд глаз.
Взошедшая Морозная Луна застенчиво кутается в белую вуаль Авроры, ледяная радуга ложится мостом через звёздную бездну небес.
В ледяном пламени января очистившись, заново рождается мир - чист, белоснежен, не знающий зла, и расправляет снежнопёрые крыла северный ветер.
Звенят хрустально колокольчики на поясе лорда Января, что хранит ключи от врат зимы, где спит древняя вечная стужа.
Ледяной цветок луны сияньем выявляет тени созданий, которых нет, бродит холод на скрипучих лапах, из сугробов светят чьи-то глаза: зимние долгие ночи - время, когда мир принадлежит не людям, тем, кто древнее их, иным существам.
В пору полной Морозной Луны, когда мир снова юн, ледяные твари могут бродить в ночи: ледяное пламя вместо тепла живой крови, прозрачно-льдисты тела, древний лёд равнодушных глаз...
Лишь страж порога, хранящий ключи, лорд Января, властен над ними.

Князь волков и снегов, что старше самой зимней королевы, помнит время Великой Зимы, когда лишь холод властвовал над Землёй, когда замерзали самые горячие сердца и леденели живые души.
Когда угас последний костёр, из пепла его надеждой расцвели рыже-алые георгины как знак того, что лёд не вечен и весна однажды наступит вновь, и горели, не угасая, пока снег не скрыл их.
Однажды весна вернулась, ведь в неё верили, помня о спящих подо льдом хрупких цветах, - и князь зимы отступил.

Поныне власть ледяного князя, владыки морозов и повелителя волков, - лишь месяц в году. Лорд Января, вечно юн и невообразимо древен, терпеливо ждёт - ему ли к лицу нетерпение? Зимняя королева - лишь ледяная фэйри, один из двух младших её лордов и вовсе был когда-то человеком, князь же, ныне носящий титул лорда Января, - ледяное пламя и северный ветер, колкий свет зимних звёзд и морозный туман, и блистающий алмазно снег, свитые воедино, принявшие когда-то это обличье.

Однажды огонь угаснет в живых душах и сердцах, и время лютой стужи придёт.
Распахнутся настежь ледяные врата, наступит вечная зима, сольются воедино начало и конец, и властвовать князю над миром, где витают одни снежные духи да бродят ледяные звери, не ведающие тепла.
Ждёт молчаливый князь.

Горят на перекрёстках ледяные костры, к которым приходят те, кому уж никуда не вернуться, и сгорают в вечном хрустальном пламени несбывшиеся надежды.
Седые от инея волки поют хвалу ясноликой княгине ледяного князя, полуночному солнцу в холодных небесах, которому навечно отданы волчьи души и сердца, и бродит сам князь снежным волком с ледяными глазами, трещат грозно морозы, хрупко-прозрачны деревья и прорастают на окнах снежные цветы.

Ледяным, чистым пламенем горит Ясная Луна нового мира, Луна января.

Прим:

@темы: луна, зима, Хранители года, цветочные легенды

20:08 

Лисья Луна

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Ледяная Луна всходит на небосклон февраля.
Лёд — это застывшая вода, вода же мастер иллюзий и обмана, потому и луна февральская — Луна Иллюзий. Ну а самые великие выдумщики и обманщики в мире — это лисы, и эту Луну они считают своей.

Собираются ночью — рыжие, серые, белые, чёрно-бурые — приходят своими лисьими путями, тропами лунного света отовсюду — с Востока и с Запада, есть даже гостьи из пустынь — маленькие ушастые фенеки и гости с гор, флегматичные, пребывающие в вечном дзене тибетские лисы, и белоснежные полярные красавицы, гордящиеся тем, что стали символом невезения для людей. Соберутся — и ну хвалиться друг перед другом фокусами!

Луна свернулась на небе белой лисицей, из призрачного света лисы земные (говорят, если лиса доживет до тысячи лет, то ляжет ей под ноги призрачная тропа лунного света прямиком в небеса, к Небесной Лунной Лисице) плетут чары и иллюзии.

То луну вторую на небо повесят, то город целый из теней, мерцания снега и призрачного лунного света соткут, с мостиками и башенками, и к шпилям, которыми украшены купола, привязаны летучие корабли, а на башенках по углам городской стены сидит по ледяной птице. И гуляют по городским улицам дамы и кавалеры, приглядеться — сплошь лисьи морды и хвосты, а в следующий миг лунный свет вновь надевает на лис маски.

В лисьих иллюзиях легко потеряться — они ведь и сами верят в сотворённое, а самый лучший обманщик тот, кто в обман свой уверовал сам. Главное — помнить хоть краешком сознания, что это всё-таки твоё творение. Чем больше хвостов у лисы — тем легче ей контролировать собственное колдовство.
Коли забредет какой человек в морозную ночь февральской полной луны в круг, огороженный холодным лисьим огнем — так не вернется назад. Лисы его не тронут — человек сам заблудится, затеряется средь иллюзий, да так и останется там, став тоже чьей-то выдумкой.

Под утро и сами лисы уже начинают путать, где иллюзия, а где настоящее. И не слишком уверены, что и мир не чья-то талантливая выдумка. Иллюзии же бродят туда-сюда, витают призраками, тихо тают на рассвете, когда, бледнея, растворяется в зимнем небе Лисья Луна.

@темы: сказки, луна, лисы

16:38 

Леди Апреля и Птичья Луна

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©

Леди Апрель, одна из белых дев, распускает корону белых кос — косы окунаются в ручьи, ручьи журчат, разбегаются повсюду разведчиками реки.
На узорном поясе у Эо, леди Апрель — ключи ото всех бродячих дверей, каких множество весною — зелёных, коричневых, алых, пёстро-полосатых; говорят, средь них можно найти свою, и она необязательно должна быть зелёной.
Следом за Эо летят певчие птицы, гомонят, спорят меж собой, ступает вброд по сырой земле лошадка-весна с гривой из нагих ветвей и веточек. В расплётшихся волосах Эо — гибкие веточки вербы, за гриву лошадки цепляются, едут на спине, возятся крохотные серебристо-пушистые вербокотята, под шагами лошадки и леди прорастает трава.

Где-то в далёкой академии кошачьих наук Тень кота поёт серенады старой вербе, и та распускается пушистыми серёжками-котиками.

Ивы, обмакнув ветви в ручьи, свивают струи и плетут ветер — весеннее колдовство.
Тропинки и дороги, слегка обезумев после долгой зимы, мечутся беспорядочно, путаются в невообразимые клубки — и сам лорд-лис Сентябрь затруднился бы распутать, хоть осенние знают о дорогах и тропах почти всё. Но лорд осени прокладывает пути, а леди Апреля лишь открывает те, что уже есть.
Эо терпеливо разматывает клубки (лошадка придавливает непослушный конец — или начало — клубка, чтоб не путалось дальше, меланхолично жуёт край серебристой накидки на плечах хозяйки), гладит строптивые тропинки по выгнутым спинкам, а дорогам поёт — и те наконец успокаиваются, хотя всё равно ведут не туда, куда вроде бы должны, а куда им вздумается. Всё, что получается у Эо — хотя бы заставить их приводить туда, где идущему по ним нужно на самом деле оказаться — в конце концов, это даже важнее, ведь тропинки и дороги порой знают о том куда лучше людей.

От песни Эо распускаются белыми цветами веточки в гриве лошадки, звонче поют птицы, ловя и привязывая к ветвям деревьев солнечные лучи.

Непокорные, строптивые бродячие двери озоруют, норовят потерять прошедших в них людей — каждую отлови, укори, проверь, звякнув ключами, которые Эо даже поворачивать не нужно — лишь встряхнуть всей связкой, и дверь отопрётся сама.
Лошадка встряхивает распустившейся, расцветшей гривой, становится на дыбы с негодующим ржанием — озорные котята тянут, путают веточки, осыпают цветы, играют в прятки.
Эо успокаивает лошадку, гладит по шее и кормит сахаром, выпутывает серебристых котят. Лошадка вздыхает по-человечески, утыкается лбом в плечо.

Плывут по ручьям сделанные детьми кораблики — одни из коры, другие из газет, и Эо поёт, помогая ручьям добраться до рек. Там сумевшие доплыть кораблики вырастут в лодки, а сумеют добраться до моря — вырастут в корабли. Погибнув или устав — в пору Птичьей Луны обернутся птицами.

Сияет и поёт тихонько весенняя Луна Птиц, уставшие ржавые корабли распахивают крылья, парят в серебристых лучах призрачные лунные дивоптицы, и расцветают из упавших перьев и ноток песен первые цветы.
Все растёт под Луной Пашен, прорастают сквозь города дикие, буйные леса, чтобы с рассветом вновь прикинуться высокими зданиями, просыпаясь, потягиваются драконы и непредставимые звери, что дома, карусели, горки, батуты днём, средь людей и для них.

Леди Апрель шествует по траве, ковром устилающей землю для неё, вброд бредёт весенняя лошадка с гривой из белых цветов и бегут по пятам озорные крохотные вербокотята.

Зевнув, разворачивает клубок небесная лунная драконица. Всё ж и она птица — звёздная.

@темы: луна, кошки, дети Мау, весна, Хранители года, сказки

20:32 

Медовая Луна

В моих снах цветы тают и распускается снег... ©
Луна в небе - цвета мёда, призрачный лунный мёд проливается на землю. Мёд собирают лунные зайцы в туески, сплетённые из снов - другая посуда драгоценный мед из множества лунных трав не сдержит, он просочится, земля впитает капли - и вырастут там, где капли упали, белые цветы, пахнущие сладко-сладко. Из этих цветов потом плетут венки себе русалки, что танцуют в лунные ночи на полянках у рек и озер, скользят по лунной росе (к Лите русалки совсем дичают, хоть мимо озёр и рек не ходи - утащат, защекочут, даже если не коснёшься воды).
Тот же, кто испробует лунного меда, будет видеть невидимое - лунных фей и единорогов, танцующих в полнолуние на лугах, диковинных разноцветно-полосатых зверей кракозябров, что, невидимые, живут совсем рядом с людьми, сварливых шуршунчиков из тех, что вьют гнезда в волосах людей (те, у кого гнезда сварливых шуршунчиков на головах, становятся сварливыми), тучекитов и грозовых птиц, а то и забавных упитанных тапирохимер, которые выдувают хоботами кошмары из человеческих снов.
Со временем у испробовавших лунного меда лунное сияние серебрит волосы, туманно-лунными становятся глаза и нездешним - взгляд - легко выделить их из толпы. Видящие невидимое записывают сказки, что услыхали от фей, ловят диковинных несуществующих зверей, чтоб с ними подружиться, создают волшебные палочки, игрушки и жезлы.

Льет луна мед с небес, медова ночная роса, катаются по той росе единороги, купаются, выбеливая шкуры - чистым снегом светятся шкуры, каждый волосок гривы серебрится в лунном свете, нежным опаловым сиянием наливается витой рог во лбу. Накупавшись, танцуют единороги, скользят, будто громадные лебеди по траве, едва приминая ее, раскланиваются друг с другом, склоняя гордые головы.
Расступившись, впускают в круг юных, не успевших одичать и позабыть совсем о том, что были людьми, как старшие сестры, русалочек с белыми венками на волосах. Босые ступни и раздвоенные копыта ступают одинаково бесшумно - будто кружатся, танцуют на полянке призраки.
(Где-то в кустах бродят застенчивые лунные слоны. Лунные слоны немного стесняются того, что они розового цвета - из-за того, что рождаются под Луной Роз или под Земляничной Луной, потому и повстречать их нынче можно разве во сне. Но всякий раз - к счастью. Розовые слоны - не гордые единороги, что не любят чужаков, слоны добрые и ласковые, да ещё и умеют летать. Совсем немного.)

Лунные зайцы терпеливо собирают мед, стряхивают капли с травинок, черпают его, разлившийся крохотными озерцами, среди лугов. И тихонько поют: это ведь особые зайцы, лунные. И питаются они лунными травами и любят лунно-медовую морковку, которой их угощает Лунная Принцесса (старый-старый, ставший уже призрачным и расплывчатым от старости Главный Лунный Заяц-аптекарь, тот, что все готовит и готовит эликсир бессмертия и спорит с Лунной Черепахой о философии, ворчит: балует принцесса молодежь!). А от лунного меда стихи и песни складываются сами собой. Так что лунных зайцев всегда можно отличить от земных не только по серебристым шкуркам, но и по пению.

Пояснение

@темы: сказки, луна

Осколки цветных витражей

главная